Поиск на сайте

 

Их замалчивают на уровне всех инстанций краевого суда, несмотря на то, что сообщения о них в СМИ - по требованию Закона - являются основанием для их проверки специальной комиссией, которой журналисты-расследователи могут представить и дополнительные доказательства  

От редакции

На вопрос, почему преступления против Правосудия в храме Фемиды замалчивают на уровне всех инстанций краевого суда, «Открытая» давала свой ответ в серии статей, рассказывающих о беспрецедентных письменных (!) указаниях зампредседателя краевого суда О.А. Козлова председателям городских и районных судов края. 

Беспрецедентных (а как мы полагаем - преступных ), потому что в них он указывает (приказывает!) не признавать достоверными и не проверять приведенные в публикациях факты о многочисленных нарушениях, имеющих признаки преступлений с коррупционной составляющей, конкретных судей. 

Более того, Козлов в своих незаконных до дикости установках поименно перечисляет авторов и сотрудников редакции (включая технических работников), а также людей, которые давно не работают в штате, и указывает подчиненным взять под личный контроль их участие в любых судебных процессах и немедленно ему об этом докладывать. 

Таким образом, этой черной меткой высшее должностное лицо судебного ведомства приказывает подчиненным отказывать перечисленным им лицам в доступе к правосудию. 

И особо к нему приближенные и особо ретивые подчиненные, обязанные ему или взлетом карьеры, или замалчиванием серьезных прегрешений в этическом и профессиональном плане, этот преступный приказ исполняют с таким цинизмом и бесстрашием, словно мы перечитываем главы «Крестного отца», перенесенного с мафиозной Сицилии на ставропольскую почву. 

«Крестники» Козлова не только смело вбрасывают в материалы дела сотни «лишних» документов, фальсифицируют материалы дела, но еще и открыто «поясняют», что все их решения против редакции однозначно будут засилены ( подтверждены) их начальниками. 

Вот такую «лекцию» прочел нашему юристу, пригласив его в свой служебный кабинет, судья мирового суда Октябрьского судья Я. Макеев, последователь и наследник традиций семейного клана: его мать, судья краевого суда Макеева, оставила немало неправосудных следов в своей практике, отмеченных не только прессой. 

Об этих «черных метках» Козлова, в сугубо личных целях (преследующих крышевание незаконных действий «третьих лиц») ставящих барьеры в доступе к правосудию, мы уже писали и при новом председателе краевого суда Константине Ивановиче Бокове, полагая, что эти-то факты он не может и не имеет права не проверить, не отреагировать, не ответить на них публично. 

Мы полагали, что с приходом нового председателя получим серьезного - в силу полномочий - «арбитра», который разберется не только в сути конфликтов, но станет давать и сигналы обществу, что не допустит никаких игрищ с законом в судейской среде, тем более в своем ближнем окружении, формирующем его репутацию. Однако в ответ – молчание. 

Поэтому мы вынуждены задать вопросы, имеющие принципиальное значение не только для журналистов, но и для юридического сообщества края, в форме официальных обращений. В частности, это вопросы о 

- преступных указаниях О. А. Козлова руководителям городских и районных судов края, «черной метке» в отношении обозревателя «Открытой» газеты Р. А. Абрамовой, представившей документальные свидетельства о грубейшем нарушении судебной этики мировым судьей Предгорного района М. Бирабасовой; 

- прекращении практики личного приема граждан, несмотря на то, что таковая обязанность председателя суда прямо прописана в законе; 

- свертывании реформ, инициированных прежним председателем суда Е. Кузиным в части невозможности добиться ведения судебной и аудио- и видеозаписи в гражданских процессах (включая заседания президиума), несмотря на наличие смонтированных систем для записи; 

- подмене многими судьями судебной аудиозаписи записями на личные телефоны секретарей судебных заседаний; 

- невозможности ознакомления с видеозаписями из коридора суда в случаях, имеющих безусловное процессуальное значение;  

- продолжении практики приема документов канцеляриями судов от непроцессуальных лиц с доверенностями не от стороны процесса. 

Список запросов будет расширяться с учетом действующей судебной практики, мнений читателей и представителей юридического сообщества. 

 

 

Добавить комментарий



Поделитесь в соц сетях