Поиск на сайте

Руководство Ставропольского краевого суда во главе с К. Боковым, устанавливая собственные стандарты правосудия, перешло профессионально-этические и правовые границы, беспрецедентно противопоставив себя краевому надзору и высшим судебным инстанциям 

Ведомство вступило в открытый публичный конфликт с краевой прокуратурой, указавшей на его возмутительную практику, выгораживающую преступников. И упорно противостоит правовой позиции ПятогоКассационного суда (г. Пятигорск), пачками отменяющего решения апелляционной коллегии, которая с вызовом вновь утверждает собственные.  

Прокуроры предъявляют претензию краевому суду  

Заместитель краевого прокурора Александр Гуськов обратился к председателю краевого суда Константину Бокову по поводу того, что судьями стали массово выноситься минимальные судебные штрафы вместо реального наказания преступников, совершивших общественно опасные деяния. В ответ краевая прокуратура получила… жестокий «отлуп»! 


Как смеешь ты, наглец, нечистым рылом 
Здесь чистое мутить питьё мое... 
                                                        И.А. Крылов 

Много лет мы в статьях (а наши читателя в письмах в редакцию) писали, что тройка «следствие-прокуратура-суд» всегда действует заодно, как члены одной корпорации, и что пробить эту стену практически невозможно. 

Именно поэтому я не поверила своим глазам, когда увидела на сайте краевого суда в разделе «непроцессуальные обращения» письмо, подписанное заместителем прокурора края Александра Лоренца А. Гуськовым на имя председателя краевого суда Константина Бокова. 

О чем же это письмо? Александр Гуськов пишет, что, мол, краевой прокуратурой была проанализирована судебная практика по уголовным делам за 4 месяца этого года.  

Проверка показала аномально резкий рост прекращенных уголовных дел на основании того, что приговор был заменен судебным штрафом. По сравнению с соответствующим периодом прошлого года количество таких случаев возросло почти в три раза! 

Но и это еще не все: как далее пишет господин Гуськов, судебные штрафы присуждаются в сумме 5000-10000 рублей, что совершенно не соответствует тяжести преступления.  

Если вы, читатели, думаете, что судебный штраф присуждается за кражу соседской курицы или угон велосипеда, то вы ошибаетесь: штрафом отделываются и те, кто совершил преступления по незаконному обороту наркотиков  

(ст. 228 УК РФ), даче взятки (ст. 291 УК РФ), управлению транспортным средством лицом в состоянии опьянения, имеющим судимость или административное наказание (ст. 264.1 УК РФ), подделке документов (ст. 327 УК РФ) и др. 

Но и это еще не все, далее господин Гуськов пишет, что даже такие щадящие штрафы сплошь и рядом осужденные не выплачивают, а приставы-исполнители тоже не могут найти доходов осужденных.  

В этом случае пристав-исполнитель выходит в суд с ходатайством об отмене постановлений о назначении судебного штрафа, после чего суд возвращает дело прокурору, и начинается повторный пересмотр дела по методике «на колу мочало».  

Только за короткий период 2021 года таких отмененных постановлений о назначении судебных штрафов было аж 46, то есть прокурорам и следователям пришлось 46 раз «жевать уже пережеванное» только потому, что суды не выяснили возможность уплаты штрафа осужденным лицом. 

Появился зам «покруче», пошли отписки понаглее 

Обращение господина Гуськова написано очень корректно, тем не менее он позволил высказывание, что таковая практика не соответствует целям и задачам уголовного наказания, а также о неэффективности применения такой меры уголовно-правового характера, как судебный штраф. Заканчивается обращение словами: «Данная информация направляется для сведения». 

Казалось бы: цель у прокуратуры благая, но что же прокуратура получила в ответ? Читаем ответ… нет, не Бокова, он, насколько мне известно, все ответы перепоручает подписать своим заместителям.  

На этот раз ответ подписал свежеиспеченный заместитель – Владимир Хомутов, который только в апреле 2021 года был назначен на эту должность. 

Вот что он пишет (оцените стиль!): «Анализ Вашего информационного письма позволяет сделать вывод о сомнениях вступивших в законную силу судебных актов и расценивается как явное нарушение Конституционного принципа самостоятельности и независимости судов, закрепленного в ст. 120 Конституции РФ, и попытка вмешательства в осуществление судами своих дискреционных полномочий и как посягательство на один из фундаментальных принципов Конституционного строя Российской Федерации – принципа независимости ветвей власти». 

С чего такой напор и пафос? Ведь по сути краевая прокуратура произвела обзор судебной практики, чем выполнила работу вместо краевого суда, пусть и по узкому, но важному вопросу.  

Согласно Федеральному конституционному закону №1 «О судах общей юрисдикции» (п. 6 ст. 3) именно председатель краевого (областного) суда «организует работу по изучению и обобщению судебной практики». А теперь откройте вкладку «Обзоры судебной практики» в разделе «Документы суда» на сайте суда – сколько там обзоров? НОЛЬ. 

А теперь открываю тот же самый раздел, например, на сайте Челябинского областного суда и вижу там больше 30 обзоров за 2019-2021 годы, причем разбитых отдельно по отраслям права: уголовное, гражданское и административное судопроизводство.  

Есть там и обзоры по делам, возвращенным из Верховного суда, сделан анализ ошибок судей – и все это в помощь и судьям, и сторонам процесса. И никто в истерике не бьется насчет покушения на независимость судей! 

И это не единственный инструмент положительного влияния на судебную практику: в Ставропольском краевом суде утвержден новый состав научно-консультативного совета (НКС), который полномочен выносить рекомендации по отдельным направлениям судебной практики.  

Скоро будет год, как председатель крайсуда К. Боков подписал приказ № 306, которым утвердил новый состав НКС, затем бодро сообщил, что планы работы НКС будут утверждаться раз в полгода, и что контроль за работой НКС он оставляет за собой.  

К сожалению, К. Боков плохо проконтролировал свою работу: план не принят, ни одного заседания НКС, судя по сайту суда, не состоялось. 

А ведь из более ранних постановлений НКС, принятых еще при Е. Кузине, мы видим, что к рассмотрению был, например, принят вопрос, поступивший от бывшего главы УВД края А. Олдака, он был спокойно рассмотрен на заседании НКС, судьям были даны соответствующие рекомендации – и мир не рухнул, и фундаментальные основы Конституции не пострадали.  

Почему в этом случае нельзя было вынести на рассмотрение НКС обращение заместителя прокурора края? 

Карьера, вызывающая изумление. И вопросы! 

Вглядимся в личность самого «отписанта» – В. Хомутова, выходца из очень известного в крае судейско-прокурорского клана. Почти 15 лет он был председателем Кисловодского городского суда, и именно при его председательстве Кисловодский суд узаконил огромное множество самовольных застроек, загадив курортный город дикой «самопальной» архитектурой.  

В статье Антона Чаблина «Судьи снимают мантии. Добровольно? Едва ли…» (№ 44 от 11 ноября 2015 года) написано, что судья Хомутов покидает пост председателя Кисловодского городского суда отнюдь не по своей воле. 

Вот цитата из статьи: «Как показала недавняя комплексная проверка краевого правительства, суд в Кисловодске фактически подменил собой функции администрации в сфере градостроительства. 

То есть судьи массово штамповали решения об оформлении застройщиками в собственность самостроев, которые якобы надежны и безопасны. А ведь только за прошлый год на территории города-курорта самостроев выявили более семи десятков, в том числе в историческом центре и первом округе горно-санитарной охраны!» 

В комментариях к этой статье один из кисловодских адвокатов цитировал слова В. Хомутова «Мимо меня муха не пролетит!», из чего напрашивается вывод, что денежный шлейф от узаконивания судами десятков самостроев тоже не пролетел совсем уж мимо председателя суда В. Хомутова, особенно учитывая, как нагло действовали судьи, я изучала эту практику.  

И именно в Кисловодском суде я столкнулась с редкостным судейским цинизмом, когда судья произнес фразу: «Вы хотите по закону? А вы с какой планеты прилетели?» Вот такая атмосфера была в Кисловодском городском суде при председателе Хомутове! 

По-хорошему, учитывая, какой урон городу-курорту, который президент В. Путин недавно назвал «жемчужиной Кавказских Минеральных Вод, подлежащей особой охране», нанесла деятельность кисловодских судей, – никакая новая должность судье Хомутову не светила.  

Тем не менее, люди с такими связями обычно не пропадают, не пропал и Хомутов. Правда, ему пришлось пересесть из кресла председателя довольно крупного Кисловодского городского суда с 15-тью судьями в Железноводский городской суд, где судей всего четверо вместе с председателем.  

Конечно, все это восприняли как опалу и ссылку, но господин Хомутов не отчаялся – он ждал и надеялся, он верил, что его «таланты» будут востребованы! И дождался-таки, хотя ждать пришлось больше пяти лет! 

Такого резкого взлета я не припоминаю ни у одного из судей Ставропольского края: 20.02 2020 года Владимир Хомутов возглавил один из самых крупных судов края – Пятигорский городской суд, 12 апреля 2021 года он уже уселся в кресло заместителя председателя краевого суда, а 23 апреля ко всеобщему удивлению был избран председателем совета судей края (!) вместо судьи первого класса А. Савина, занимавшего этот пост много лет.  

В описанных условиях мы не ставим вопрос «за какие заслуги?», а вынуждены ставить вопрос – а для каких целей? 

Кто кого «увидел издалека»? 

Судя по процитированному ответу краевой прокуратуре, судья В. Хомутов призван укрепить линию, упорно формируемую председателем К. Боковым и его заместителем Олегом Козловым.  

Эта линия состоит именно в том, чтобы оставлять себе возможность действовать безоглядно, с полностью развязанными руками, без малейшего контроля и малейшей критики со стороны общества. Вся связь с гражданами (кстати, такая беда и с прокуратурой тоже) состоит в том, чтобы направить заявителям очередную надменную отписку, при этом суд непременно напомнит о своей независимости.  

А об ответственности перед обществом и о выполнении своих обязанностей можно не вспоминать. Сами себя назначили контролерами, сами себя контролируют, сами себя хвалят и награждают.  

И судья Владимир Хомутов как нельзя лучше вписался в эту линию, судя по его процитированному ответу.  

Остается только вопрос: где был тот «кастинг», на котором была одобрена кандидатура В. Хомутова, как наилучшая из всех возможных? И это при его репутации! 

Но ведь у нас, граждан, тоже есть конституционное право на независимость и беспристрастность суда. А где тут беспристрастность? Больше похоже на судебную «индульгенцию»: кто-то заплатил копеечный штраф – и свободен, а кто-то по такому же делу получит приговор с реальными годами отсидки – и мы должны свято верить в честность и неподкупность судьи? Имеем полное право не верить!  

В законе № 273- ФЗ «О противодействии коррупции» мы читаем про один из признаков коррупционного поведения: когда должностное лицо вопреки, законным интересам общества и государства, предоставляет выгоду (имущественную или неимущественную) каким-либо лицам.  

Хотя прокурор А. Гуськов не давал такой оценки действиям судей, но ведь этот посыл ясно читается между строк! Это не «высшая математика», это просто здравый смысл, чудес не бывает!  

Но господин Хомутов ставит знак равенства между независимостью судей и святостью их поведения. 

Судейский «нимб» иногда приходится «поправлять лопатой» 

Жестоким разочарованием в новом председателе суда К. Бокове стало первое же заседание президиума краевого суда под его председательством (статья «Всегда готов выслушать советы, пожелания, рекомендации»(№ 43 от 4 ноября 2019 года).  

Рассматривалась кассационная жалоба бывшего невиномысского судьи Максима Новикова. За что же он был осужден?  

Вот что писала про это федеральная пресса: «Согласно материалам дела, Максим Новиков в 2012 году после своего назначения на должность судьи городского суда Невинномысска придумал мошенническую схему по торговле судейскими должностями и предложил участвовать в ней своему знакомому Армену Петросянцу». 

Взяв с одного из претендентов 4 млн руб., сообщники по «торговле должностями» попались. Рассмотрение дела тянулось несколько лет, после чего Ленинский районный суд вынес… условный срок (3 года) и штраф 500 тыс. руб. 

Апелляционная инстанция посчитала приговор чересчур мягким и заменила условный срок на реальный.  

Но президиумом под председательством К. Бокова реальный срок снова был заменен на условный, плюс вдобавок нашлись еще и основания для отмены штрафа.  

Далее цитата из статьи: «Таким образом, федеральный судья, нарушивший присягу, вступивший в сговор с другим лицом по облапошиванию граждан, имея корыстный умысел, бросивший тень на администрацию президента, осознанно пошел на преступление, опозорил судебную систему и имеет при таком подходе руководства суда шанс отделаться легким испугом и небольшим условным сроком!» 

Стандарты К. Бокова: приговор «своим» - почти оправдание 

Вот такой стандарт был задан новым председателем, и судьи быстро поняли «расклады»: приговор «своим» можно сделать прям-таки подарком, а общественность повозмущается и забудет. 

Такие «подарки» стало труднее протаскивать с появлением новых апелляционных и кассационных судов, косяком пошли отмены, в среднем отменялся каждый седьмой приговор и каждое решение по гражданскому делу. Учитывая сплошную кассацию, это очень много. 

Так, например, фактически все жители края знают про прогремевшие даже в федеральной прессе суды с отменой законов, принятых губернаторской командой по наделению чиновников полномочиями по «распилу» особо охраняемых природных территорий, и именно краевая прокуратура проявила принципиальную позицию, спасая Кавминводы.  

А судья Н. Задорнева, имеющая первый квалификационный класс и несколько лет возглавлявшая коллегию по гражданским делам в краевом суде, записала в решении, что «именем Российской Федерации» она разрешает дербанить Кавминводы!  

Но апелляционный суд в Сочи отменил её явно «заказное» решение. Почему я считаю его заказным? Потому что до сих пор губернаторская команда предпринимает отчаянные шаги, пытаясь вернуть себе полномочия по «распилу» то в Верховном суде, то в Государственной думе. 

Гражданские иски по этим вопросам подавали и сотни гражданских истцов – и сочинский суд признал их правоту. И что получается?  

Граждане лучше знают законы, чем «патентованные» ставропольские судьи, увешанные регалиями? Хотя темой статьи является уголовное право, но, по моему личному оценочному суждению, то, что творит губернатор со своей командой, вполне себе имеет признаки уголовных деяний. 

Но есть, конечно же, примеры и по чистой «уголовке», их много, я приведу один, но очень наглядный. Уголовное дело против оперативника Усть-Джегутинского отдела МВД КЧР Азамата Эбзеева было возбуждено через несколько лет после того, как летом 2013 года он с минимум 10 полицейскими на КАМАЗах вывез из Ставропольского края стадо коров стоимостью более 1 млн рублей.  

Во время «спецоперации» правохранители избили присматривающего за стадом Мурата Узденова и его помощника. У пастуха заодно отобрали машину и деньги. 

Изобильненский районный суд приговорил Эбзеева в пяти годам колонии, но апелляционная инстанция… заменила этот срок на условный! Кто же эти судьи, проявившие сверхгуманность по отношению к бандиту в погонах?  

Читаем в тексте приговора от 21 мая 2021 года: «коллегия в составе председательствующего судьи ФИО34, судей: ФИО37 В.А. и ФИО38 М.В.» – вот такая «открытость» стала у нас при председателе К. Бокове!  

И только в расписании заседаний я увидела фамилию председательствующего судьи – Самойловой Т. М., то есть это бывший председатель квалификационной коллегии судей, которая «казнит и милует» других судей за проступки!  

То есть по определению должна иметь кристальную репутацию, но по факту творит такое, что хочется кричать «караул»!! 

Кассационную жалобу на этот потрясаюший по наглости приговор подал именно замкраевого прокурора А. Гуськов, и 13 апреля 2021 года этот приговор был отменен. 

В кассационном определении указано, что ставропольская коллегия заменила срок на условный, апеллируя к тому, что после совершения преступления его поведение было безупречным. И это в условиях, когда обвиняемый Эбзеев не явился на оглашение приговора, ударился в бега и был объявлен в розыск!!!  

Об этом выдающемся приговоре сообщили крупнейшие новостные федеральные ресурсы, опять наши судьи прославились! 

Может, стоит поубавить градус пафоса в этих условиях, господин Хомутов? 

Кассационная инстанция этот приговор отменила и направила дело на новое рассмотрение. 23 июня 2021 года дело было пересмотрено, но результат пересмотра пока неизвестен, пресс-служба краевого суда свои обязанности исполняет на твердую «двойку». 

Судьи, перестаньте нарушать закон о публичности! 

Мы готовы давать подобные анализы на постоянной основе, но, увы, курс на запредельную закрытость, с грубым нарушением ФЗ №262 «Об открытости деятельности судов» при председателе Бокове достиг почти полной тотальности.  

Вот я, например просмотрела сайт крайсуда по уголовным делам 12 июня: из 24 дел, назначенных к рассмотрению, фамилии подсудимых указаны только по трем делам!  

Соответственно, и постановления судей будут выложены только по этим делам! Спрятаны фамилии подсудимых по кражам, мошенничеству, вымогательству, по обороту наркотиков и т.д. и т. п. Причем могут стоять два дела рядом с одинаковой статьей Уголовного кодекса, но по одному фамилия указана, по второму – скрыта, а значит, это точно делает не компьютерная программа, а живой человек.  

С какой целью организованы эти «прятки»?! Чтобы анализ нельзя было сделать? 

Почти во всех случаях сокрыты фамилии мошенников (ст. 159 УК РФ), хотя было специальное разъяснение Верховного суда, что по этой статье информация должна выкладываться полностью.  

Кого прячут, для чего прячут, кто дает указания спрятать? И как быть со статьей 8 Конституции РФ о праве граждан на доступ к информации?  

Машем Конституцией, когда надо прикрыть свои грехи и забываем про неё во всех других случаях? А потом требуем уважения к суду? Так вас понимать, господа судьи в высоких креслах? 

Если бы информация публиковалась полностью, как этого требует закон, мы бы для сохранения объективного взгляда на проблему как раз бы увидели – а подавала ли прокуратура апелляционные жалобы на эти приговоры с копеечными штрафами?  

А как вел себя прокурор в судебном процессе: поддерживал ли эту практику или решения судов выносились вопреки мнению прокуратуры? Тогда мы могли сделать свои выводы более объективно, а это и есть наша главная задача. 

Так что, господа судьи и господа прокуроры: работайте на совесть, соблюдайте дух и букву закона, соблюдайте информационную открытость, прекратите практику пустых отписок – и будет вам уважение, доверие и высокий авторитет. И ни одна строчка Конституции не пострадает! 

И тогда не страшно вам будет запустить голосование на своих сайтах с вопросами: «Доверяете ли вы ставропольским судьям?», «Доверяете ли вы ставропольским прокурорам?»  

А сейчас – даже нам страшно увидеть результат, потому что неформальные опросы показывают почти 100% недоверия. И это – самое страшное и для государства, и для граждан. 

Раиса АБРАМОВА, 
лауреат и призер 
Всероссийского конкурса 
«Суд будущего» 

Комментарий 

Позиция Верховного суда РФ подкрепляет правоту зампрокурора края А. Гуськова 

Ложная оценка «малозначительности» позволяет ставропольским судьям вынести судебный штраф вместо приговора или вообще освободить преступников от ответственности. Не признак ли это тотальной коррупции в правовом ведомстве Ставрополья? 

Халявщик-инспектор отпустил правонарушителя 

Рекомендуем читателям полезную публикация из дзен-канала «Новиков и партнеры» про определения Верховного и Конституционного судов РФ, которые дают разъяснения про ошибки судей при определении «малозначительности преступления». 

Суть дела, рассмотренного в июне этого года Верховным судом, состоит в том, что инспектор ДПС ГИБДД ОВД по Сыктывдинскому району Республики Коми, Е. Косьяненко, находясь при исполнении своих должностных обязанностей, задержал автомобиль, которым управлял гражданин без водительских прав и без полиса ОСАГО.  

Соответственно, инспектор обязан был составить административный протокол по ч. 1 ст. 12.7, ч. 1 ст. 12.37, ч. 3 ст. 12.7 КоАП РФ. Но, как выяснилось при опросе, отец горе-водителя работал на автостанции, осуществляющей техническое обслуживание служебных автомобилей МВД. 

«Халява!» – тут же понял Е. Косьяненко и пристроил свое авто в ремонт к папе нарушителя, который безропотно и без очереди заменил на автомобиле инспектора все требуемое, включая колеса, а сам нарушитель отделался легким испугом без составления протоколов. 

В тексте приговора указано, что при совершении преступления инспектором Косьяненко «дискредитирован авторитет государственных органов и государственной службы в системе правоохранительных органов Российской Федерации, на которую возлагаются задачи по предупреждению и пресечению административных правонарушений» . 

Оценили эту дискредитацию недорого, всего в 50 тыс. руб. Инспектору Косьяненко надо бы прыгать от радости, но нет! – он подал кассационную жалобу и нашел понимание в третьем кассационном суде, который «установил», что деяние Косьяненко не представляет общественной опасности и не является преступлением «в силу малозначительности».  

Соответственно, уголовное дело в отношение Косьяненко следует прекратить, признав за ним право на реабилитацию! То есть разгильдяю-инспектору, который из корыстных побуждений укрыл административные правонарушения, оставил за рулем водителя без прав, создавая угрозу другим участникам дорожного движения, надо еще из бюджета заплатить за моральный вред?! А орден ему не надо дать, случайно? А потом эти судьи требуют к себе уважения! 

Верховный суд расставил всё по местам 

Верховный суд, отменяя постановление третьего кассационного суда, в свою очередь сослался на определение Конституционного суда Российской Федерации, высказанной в определении от 16 июля 2013 г. № 1162-О, в котором сказано, что «наказание и иные меры уголовно-правового характера, применяемые к лицу, совершившему преступление, должны быть справедливыми, т. е. соответствовать характеру и степени общественной опасности преступления, обстоятельствам его совершения и личности виновного (ч. 1 ст. 6 УК РФ).  

Тем самым обеспечивается адекватная оценка правоприменителями степени общественной опасности деяния, зависящая от конкретных обстоятельств содеянного». 

Возвращая дело на пересмотр, коллегия Верховного суда указала, что «… суд кассационной инстанции… делая вывод об отсутствии той степени общественной опасности содеянного Косьяненко Е. П., при которой оно может быть расценено как преступное, не привел аргументированные доводы, которые подтверждали обоснованность принятого решения. Вместе с тем, квалификация содеянного как малозначительного может иметь место только применительно к обстоятельствам конкретного совершенного лицом деяния». 

А разве не об этом же самом пишет на имя председателя крайсуда Константина Бокова зампрокурора А. Гуськов? Из его сухого, юридически выверенного текста ясно читается: судьи выносят копеечные штрафы по обшественно опасным деяниям вопреки доказанным фактам, без должной аргументации, несправедливо, в конце концов! Обратите на это внимание! 

Ведь несправедливость, явно торчащая из судебных актов, подрывает у граждан веру в правосудие, как ничто другое. 

И тут уже судьи, принимающие явно несправедливые решения, по моему мнению, совершают общественно опасные деяния, о которых имеет право выносить суждения гражданское общество. 

Раиса АБРАМОВА 

 

Комментарии

Тарантога (не проверено)
Аватар пользователя Тарантога

А кто их всех назначает? Добрый царь? А нет, злые бояре!

Добавить комментарий



Поделитесь в соц сетях