Поиск на сайте

Чему учиться? 

► Знаниям и умениям, в которых нуждаешься сам, но которым мало где учат. 

Кто будет учить? 

► Те, кто знает и умеет, - их выберет редакция, но участие также примут и ее сотрудники,
     у которых огромный опыт,
     профессиональные награды и ученые степени . 
 

Есть ли выбор? 

► Есть! У кого конкретно хотите вы набираться ума-разума? Найдем, уговорим, упросим!  

Чему научат журналисты?  

► Четко выражать и письменно излагать мысли, правильно говорить и грамотно писать
    (нормы и особенности русского языка), умение убеждать и дискутировать,
    этика поведения, защитные реакции общения в чуждой среде,
    психология - «послушай советы»:
    как искать выход из «безвыходного положения», депрессии и одиночества,
    обрети уверенность – поверь, что для этого у тебя все есть... 
 

В какой форме занятия: 

► лекции, беседы, диалоги, дискуссии, конкурсы, обмен опытом, занимательная практика… 

Возраст? 

► По группам –  без ограничений 

С какого времени? 

► С любого!  Приходи – и включайся в процесс на любой стадии.   

СПРАВКА  

Консультации, вопросы, запись  по тел. редакции 26-60-70 в рабочие дни с 10 до 14час
Можете оставить свой телефон на сайте – позвоним 
 

ПОСЛЕСЛОВИЕ:  

Людмила ЛЕОНТЬЕВА, главный редактор «Открытой» газеты:   

Человеку надо и много, и мало – с какой стороны на это взглянуть…  

 

 
                               

Кто и как разрушает краеугольные принципы правосудия – законность и независимость, справедливость и беспристрастность, гласность прозрачность и открытость 

С этого выпуска из номера в номер будем называть факты и конкретные имена участников местного «правосудия», бросающих вызов Закону, Конституции России и гражданскому обществу. 
Будем вместе размышлять и делать выводы: кем и чем обеспечивается их бесстрашие в сознательном умалении авторитета судебной власти, подрывающем основы Государства. 

Новую серию публикаций о ставропольском «правосудии как «конвейере договорных решений» предварим напоминанием о ряде прошлых публикаций на эту же тему. В них приведены факты и имена судей, чьи действия разрушают краеугольные принципы правосудия – законность и независимость, справедливость и беспристрастность. 

Но отныне мы уже не будем задаваться вопросом, почему они это делают - по некомпетентности или по мотивации материального свойства? Вывод один – это безусловная коррупция! Поскольку правовая безграмотность, из которой следует оправдание виновного за счет жертвы преступника - реальный подрыв основ Государства, умаление его авторитета, как гаранта свобод, прав граждан и защиты от любых преступных посягательств. 

Коррупция не обязательно связана с денежными знаками, она и услуга по дружбе-по службе, но чаще всего - «исполнительская», исходящая от судейского начальства и органа надзора, карьерная зависимость от которых у судей прямая и неизбежная. Исследованию порочных взаимосвязей - с конкретными фактами, конкретными именами и на примере конкретных процессов - мы и посвящаем очередную серию статей, первая из которых будет о том, как судьи и прокуроры, напропалую нарушая законодательство, обнуляют права граждан. 

Анализ судебной практики на примере одного административного дела 

Часть1. 

Судья и прокурор: опасный союз в делах о защите прав граждан и интересов общества. Факты и версии 

Прокуратура края идет на попятную и терпит оплеухи. Кто диктует свои правила надзорному органу? 

На примере конкретного судебного заседания покажем, как действует судейско-прокурорская связка в единой устремленности не дать гражданину защититься от беззакония, которое признал сам надзорный орган. 

Напомним читателям предысторию начавшихся судебных процессов, в которых отдельные граждане и одна фирма пытаются опротестовать очередное дурное (беззаконное!) постановление губернатора (он же председатель правительства) В.Владимирова, которыми фонтанирует «указами-приказами» безудержно и бессмысленно. 9 июня 2020 г он подписал распоряжение правительства №283-рп «О дополнительных мерах по обеспечению антитеррористической защищенности многоквартирных домов, расположенных на территории Ставропольского края»). 

Таким образом в придачу к пандемии, разорению бизнеса и обнищанию населения неугомонный «хозяин» запалил в крае и свой очаг психо-социальной напряженности - обложил новым налогом жителей многоквартирных домов, сотни и сотни тысяч граждан. 

А краевая жилинспекция, руководимая господином с гибким позвоночником В.Соболевым, усилила губернаторское беззаконие и безрассудство, приняв 25 июня прошлого года летом собственный дурной акт (№145-од - «Об утверждении мер перечня мер, направленных на антитеррористическую защищенность многоквартирных домов на территории Ставропольского края». «Управители»о обязывали простых жителей домов за счет их нищенского семейного бюджета оплачивать еще и некие «антитеррористические мероприятия», не входящие ни в жилищные, ни в коммунальные услуги. 

Наши чиновные дуралеи требуют от семейств с их детишками, стариками и работающими на износ взрослыми обеспечивать «безопасность от террористов», которые уж точно не люди с улицы и точно не на свои пенсии проводят смертоносные операции. 

***

После публикации об этом идиотизме статьи «Кому закон не писан» (в интернет-выпуске «Открытой» от 16 декабря 2020г.) в редакцию посыпались обращения граждан( возмущенных очередным грабительством), руководителей ТСЖ и управляющих компаний, которых затаскали по судам и замордовали штрафами за «несвоевременное предоставление отчетности» по этим ублюдочным чиновничьим хотелкам. Более того управляющие компании и сами должны нести грандиозные убытки, понуждаемые «исполнять то, не зная что», и не имея своем штате сотрудников спецслужб. 

Я, главред газеты, вместе с жильцами дома, в котором живу, обратилась в краевую прокуратуру с требованием признать нормативный акт краевой жилинспекции, состряпанный и подписанный заместителем руководителя Валентины Благовой, как несоответствующую федеральному законодательству. 

В официальном ответе за подписью начальника отдела по надзору за исполнением законодательства в сфере экономики Э.Л. Тимофеева краевая прокуратура подтвердила: «Приказ принят с превышением полномочий, предусмотренных ст. 20 Жилищного кодекса РФ, а также п. 11 Положения о государственном жилищном надзоре, утвержденного Постановлением Правительства РФ №493 от 11.06 2013г. По результатам проверки принесен протест, о результатах рассмотрения вам будет сообщено дополнительно». 

Протест в адрес краевого управления государственной жилищной инспекции с требованием отменить или привести данный приказ в соответствие с федеральными законами. прокуратура вынесла 10 декабря 2020 года. И с той поры – тишина. 

***

Прошло три месяца (!!!). Ни о каких результатах должностное лицо нам не сообщал и стало понятно: прокурор Тимофеев пошел на попятную, затаился, получив оплеуху от жилинспекции, не ответившей ему в десятидневный срок о принятых мерах по принесенному им протесту. Мало того жилинспекция с еще большей настырной наглостью стала доставать людей претензиями, требованиями «отчетов» и угрозами штрафов. 

Что же заставило прокурора Тимофеева «соскочить с проблемы», которая ударила по правам и интересам тысяч ставропольцев? Вот тут и открывается широкий простор для анализа новых фактов, который тебе, уважаемый читатель, пригодится, когда будешь оборонять свои законные права от ... прокуратуры, подобно тому, что происходит в нашем процессе, о котором и поведем речь далее. 

***

А теперь о том, как краевой судья Товчигречко выдавливал из процесса «лишних» истцов - тех, кто помешал бы исполнению его судопроизводства в нужном ключе. Ненужыми истцами, неожиданно для судьи оказавшимися в его процессе, разумеется ,были мы – представители «Открытой» газеты , решившей отстоять права населения края и не давать чиновникам в очередной раз залезть в их нищие кошельки 

Не дождавшись действий прокуратуры, обязанной надзирать за соблюдением законодательства РФ и защищать права граждан, мы вдвоем (главный редактор «Открытой» Людмила Леонтьева и юрист газеты Владислав Леонтьев) решили сделать работу за надзорный орган в суде, обратившись с иском к жилищной инспекции с требованием отмены ее самодеятельного нормативного акта. 

Материал подготовили и узнали, что «взбунтовалась» против незаконных актов лишь одна - УК «Профи», действительно работающая профессионально и достойно - в интересах тысяч жильцов нескольких многоэтажек в Ставрополе. Именно «Профи» обратился с административным иском к Правительству Ставропольского края и краевому Управлению государственной жилищной инспекции о признании недействующими и незаконными их нормативных актов.Было возбужденно административное судопроизводство, которое принял к производству судья М.Товчигречко. 

С согласия УК «Профи» мы подали ходатайство о вступлении в процесс в качестве заинтересованных лиц на стороне административного истца. И 25 января появились на предварительном судебном заседании, на котором наше заявление и должно быть рассмотрено в краевом суде. Судья М.Товчигречко, даже не удаляясь в совещательную комнату, в ходатайстве главреда газеты Людмилы Леонтьевой и юриста редакции Владислава Леонтьева о вступлении в процесс сходу отказал, солидаризировавшись только (и именно) с представителем краевой прокуратуры. Последняя заявила: мол, она против нашего участия в данном процессе потому, что не доказано-де умаление прав и свобод данных заинтересованных лиц. Заявила та самая прокуратура, которая, напомню, именно по моему заявлению и вынесла протест в адрес жилинспекции. Разумеется. судейско-прокурорское единодушие не было случайным, что и показали дальнейшие события . 

Впоследствии нам стало понятно, почему судья отказал нам в участии, сославшись на якобы отсутствие доказательств того, что права заявителей могут быть затронуты при разрешении данного административного дела. На наш взгляд, это было просто «правовое жульничество», которое заключалось в следующем. 

Не допуская нас к правосудию, судье Товчигречко и прокуратура (зная, что мы работаем в СМИ) отсекали потенциальные возникающие с нашим присутствием «неожиданности», которые помешали бы ему придти к задуманному финалу – отказу административному истцу в его требованиях. 

Это стало нам понятно, когда судья Товчигречко объявил об окончании подготовки административного дела к судебному разбирательству, указав на достаточность доказательств по административному делу, хотя в деле (помимо документов, представленных административным истцом) появились лишь возражения ответчиков, представленные на предварительном судебном заседании. Делал это судья намеренно, незаконно, поскольку в делах об оспаривании действий (бездействий, решений, в том числе нормативно-правовых актов) суд обязан истребовать фактические доказательства законности (компетентности госоргана и должностного лица), где под компетентностью подразумевается наличие полномочий, обладание специальными знаниями и умениями в сфере борьбы с терроризмом. Возражения ответчиков - правительства и жилинспекции- такими фактическими доказательствами не являются. Так что сразу стало понятно: Товчигречко вместе с представителем прокуратуры гонит процесс в пользу ответчиков. 

Между тем, основания для отказа судьёй в принятии административного дела определяются статьей 128 КАС РФ. Исходя из аналогии права, эти же основания должны быть положены и в мотивацию отказа в принятии заявлении о привлечении в дело заинтересованных лиц в интересах одной из сторон. 

В обзоре практики № 1 2019 года Верховный Суд РФ обратил внимание на следующие моменты применения п. 3 ч. 1 ст. 128 КАС РФ: 

«Судья вправе отказать в принятии административного искового заявления на основании п. 3 ч. 1 ст. 128 КАС РФ только в случае, если оспариваемый нормативный правовой акт «очевидно и бесспорно не затрагивает» права, свободы и законные интересы административного истца» (пункт 44 Обзора). На определение об отказе может быть подана частная жалоба лицом, подавшим соответствующее ходатайство. 

Следовательно, судья Товчигречко намеренно лишал нас, заявителей, возможности и права (до принятия судебного акта,которым заканчивается рассмотрение административного дела) повторно обратиться в суд с теми же лицами и с теми же требованиями. Далее судья Товчигречко в нарушение закона намеренно не направляет заявителям протокольное определение об отказе вступления заявителей в процесс в качестве третьих лиц - именно для того, чтобы лишить заявителей оснований для обжалования его решения. 

.... Мы подаем частную жалобу на его действия в апелляционную инстанцию. И вот что он вытворяет: судья Товчигречко эту жалобу попросту скрывает -выносит определение об отказе в ее передаче в высшую инстанцию. Объясню читателям, в чем состоит эта несусветная наглость: судья принимает решение в адрес лиц, которые НЕ участвуют в его процессе  (напомню, что нас туда судья не допустил). Иначе говоря, судья Товчигречко использовал должностной ресурс во вред гражданам, находящимися за рамками проводимого им процесса. Это сравнимо с ситуацией, если всем присутствующим в зале посторонним лицам (слушателям) Товчигречко своим определением присвоил бы «процессуальный» статус, например, «иностранных агентов». 

Правовая абсурдность его действий указывает на попытки любым способом скрыть договорной коррупционный характер судопроизводства с запрограммированным финалом и отсечением от процесса лиц, которые могли этому помешать. Судье плевать на то, он сознательно, злонамеренно нарушает ст. 46 Конституции РФ, которая всем гражданам гарантирует право на судебную защиту. 

После того, как судьей Товчигречко были совершены вышеописанные беззаконные действия, мы (главред «Открытой» газеты Людмила Леонтьева и юрист редакции Владислав Леонтьев) подали отдельный административный иск на незаконные действия должностных лиц краевой жилищной инспекции с требованием отменить их приказ - по существу грабительский для населения края. Ссылались на то, глава жилинспекции С. Соболев и его заместитель В.Благовая (та, что подписала дурной документ) превысили свои должностные полномочия, издав незаконный приказ, да еще и оставили его в силе, несмотря на вынесенный краевой прокуратурой протест. 

Конечно, наш самостоятельный иск ломал договорную схему «судопроизводства», оправдывающего действия госчиновников, и заговорщикам надо было каким-то образом наши действия нейтрализовать. А теперь посмотри, читатель, какими хитрыми обходными путями они начали действовать. 

В начале февраля по нашему иску состоялось предварительное судебное заседание, которое председательствующая судья Н. Задорнева вела с грубейшими нарушениями норм процессуального права, явственно указывающими на те же признаки ангажированного судопроизводства, как и у судьи Товчигречко, с которым она вступила в прямой сговор, доказательства которого привожу ниже. 

Судебное заседание проходило в присутствии двух участников - административного истца В.Леонтьева и представителя краевой прокуратуры А.Иванченко А.А. После разъяснения судом прав и обязанностей сторон, наличия отводов и самоотводов, юрист редакции В. Леонтьев настаивал на выполнении Задорневой процессуальной обязанности сообщить: есть ли у неё самой причины самоотвода. Судья заявила: причин для самоотвода у нее нет. Ложность ее заверения между тем проявляла себя на всем протяжении предварительного процесса. Судья беззастенчиво демонстрировала множественные признаки договорного судопроизводства с очевидным умыслом на вынесение заведомо незаконного решения в пользу ответчиков и с заведомо незаконным, злоумышленным ограничением прав истцов. 

Такие манипуляции Задорнева производила с участием представителя прокуратуры, которая – по закону – осуществляет защиту как гражданских прав истцов (в чьих интересах и был вынесен ее протест в адрес ответчиков), так и неопределенного круга лиц. Но – обращаем особое внимание!- на заседаниях обоих вышеназванных судей представители надзорного органа выступали как ярые противники стороны истцов, присвоив себе права стороны процесса, коей в делах такого рода - по закону - не являются. 

Присвоение представителями прокуратуры чужого процессуального статуса для активизации действий, противоположных их задачам и функциям, активно поддерживали судьи и Товчигречко, и Задорнева, что безальтернативно указывает на их общий умысел, на сговор. 

Это обстоятельство особенно явно проявилось в поведении судьи Задорневой, когда истец Владислав Леонтьев заявил отвод прокурору по недоверию, поскольку, объяснил он, в деле судьи Товчигречко прокуратора уже ясно высказала свое мнение о том, что обжалуемый приказ (№145-од «Об утверждении перечня мер, направленных на антитеррористическую защищенность многоквартирных домов, расположенных на территории Ставропольского края») не нарушает-де прав заявителей. 

Представитель надзорного органа Иванченко принялся вместо суда опротестовывать (оценивать) позицию истца, утверждая, что у того нет-де оснований для отвода прокурора. Задорнева не принимает отвод прокурора. Наглядный абсурд: истец (Леонтьев) категорически не доверяет человеку (прокурору Иванченко), который вопреки закону о прокуратуре выступает не защитником, а откровенным противником и при активном содействии суда пытается нанести ему наибольший вред. 

Прокурор и судья вдвоем ведут процесс, игнорируя право единственного истца, требующего отвода притворного защитника. Судья пытается ввести в заблуждение заявителя, искажая ст. 31 КАС тем, что обходит, «усекает ненужные пункты», такие как: прокурор подлежит отводу если «лично, прямо или косвенно заинтересован в исходе административного дела, не может участвовать в рассмотрении административного дела и подлежит отводу, если имеются иные …. обстоятельства, которые могут вызвать сомнение в его объективности и беспристрастности». И перечисленные, и множественные «иные основания как раз изобличают притворную фигуру прокурора якобы защищающего права граждан, в том числе административных истцов. 

Прокурор Иванченко (как указано в протоколе) ложно утверждает, что действующим законодательством якобы предусмотрено обязательное участие прокурора в деле. Судья Задорнева этой лжи не препятствует и не «поправляет» прокурора, что в очередной раз указывает на их сговор и общую цель ввести истца в заблуждение, ограничивая его процессуальные и конституционные права. Между тем участие прокурора в рассмотрении дел судами определяется ст. 35 ФЗ «О прокуратуре Российской Федерации», где ч.1 «Прокурор участвует в рассмотрении дел судами в случаях, предусмотренных процессуальным законодательством Российской Федерации и другими федеральными законами.», а ч.4. «Полномочия прокурора, участвующего в судебном рассмотрении дел, определяются процессуальным законодательством Российской Федерации».О полномочиях прокурора по кодексу административного производства говорит ч.7 ст.39 КАС разъясняющая, что прокурор вступает в судебный процесс и дает заключение по административному делу…», где во взаимосвязи с ч.4 статьи 37 КАС РФ определяет место прокуратуры, как лица, привлекаемого к участию в судебном процессе для дачи заключения по административному делу

А частью 1 ст. 151 КАС РФ предусмотрено, что неявка в судебное заседание надлежащим образом извещенного о времени и месте судебного заседания прокурора, вступающего в судебный процесс в целях дачи заключения по административному делу, не препятствует проведению судебного разбирательства. То есть явка прокурора является необязательной в соответствии со ст.121 КАС РФ. Но не зря же судья и прокурор зубами вцепились в этот процесс! 

Дальше-больше: больше искажений закона и вранья: в предварительном судебном процессе судья Задорнева ставит вопрос о возможности проведения предварительного заседания в отсутствии ответчиков и заинтересованных лиц. Истец Леонтьев возражает: предварительное заседание не может состояться, если ответчиками не выполнено определение суда о предоставлении доказательств в срок до 4 марта 2021 г. (в силу ст.133 КАС РФ). 

Прокуратура также не представила свое заключение по административному делу, однако не «возражала» на продолжение судебного заседания, несмотря на то, что дело совсем не было подготовлено даже для предварительного рассмотрения. 

Но судья Задорнева снова учитывает лишь мнение прокурора, вновь игнорируя мнение СТОРОНЫ процесса, решая продолжить неподготовленное предварительное судебное заседание, которое все больше обретает черты «судейско-прокурорской договорняка». 

Далее судья спрашивает у административного истца: какое отношение к оспариваемому нормативно-правовому акту имеют требования о признании незаконными действия (бездействия) руководителя жилинспекции и его зама. Истец отвечает: результат действия зама Благовой и бездействие ее руководителя привело к возникновению негативных правовых (и иных - финансовых, социально психологических и т.д.) последствий для тысяч и тысяч граждан в Ставропольском крае. 

И тут судья Задорнева невольно выдает главную тайну – реально состоявшегося сговора между нею и судьей Товчигречко, с которым они предварительно уже обсудили свои действия и, что нетрудно преположить, финал судебного процесса. Судья Задорнева неожиданно для истца (но не для представителя прокуратуры!) сообщает о том, что у нее в данный момент (на ее столе - «прямо как рояль в кустах») находится административное дело судьи Товчигречко. 

Не объясняя, откуда оно у не появилось, на каком основании и по какому праву, она сходу начинает его «обозревать». И предлагает объединить данное дело с делом судьи Товчигречко по иску ОOO УК «Профи» к административным ответчикам: правительству края и краевой жилинспекции. Административный истец Леонтьев (а позже и истец Л.И.Леонтьева) были поражены столь наглым, циничным правовым нигилизмом краевых судей, а точнее правовым шулерством, в котором и открылся весь договорной коррупционный умысел суда, прокуратуры. И, конечно, ответчиков, которые, как полагаем, уже были информированы, чем закончится предварительное заседание (объединением дел) и потому не присутствовали на процессе. 

Несмотря на то, что истец Леонтьев В.В. категорически возражал против объединения дел, для судьи Задорневой это мнение не имело никакого значения: заговорщики привели свой план в исполнение. Задорнева выносит заведомо незаконные определения об объединении вышеупомянутых административных дел в одно производство, для совместного рассмотрения их судьей М. Товчигречка. 

Мало того часть наших исковых требований Задорнева, как цирковой факир, еще и разъединяет, чтобы они рассматривались уже низшей инстанции – в Ленинском районном суде Ставрополя. Между тем статья 20 КАС РФ, определяющая административные дела подсудные краевому суду в качестве суда первой инстанции является «специальной» (п.2.ч.1 ст. 20 КАС РФ) и указывает на то, что  требование признать незаконным бездействие и решение начальника краевой жилинспекции С.Соболева подлежит рассмотрению в краевом суде в качестве суда первой инстанции. 

Цель всей хитрости, а говоря прямо - судейского обмана, в том, что, «растрепав» исковые требования к одним и тем же чиновникам по разным судам, обеспечить главную цель – вынести решение в их пользу, легализовав незаконные действия (решения) правительства и жилинспекции–прямо-таки: разделяй и властвуй. Ее решения заведомо незаконные потому, что приняты с умыслом (судья под аудиопротокол заявила о том что у нее нет оснований для самоотвода) и доказательства по делу получены судьей преступным путем и, следовательно, не могут быть положены в основу решения суда. (Доказательства, полученные с нарушением федерального закона, не имеют юридической силы и не могут быть положены в основу решения суда - ч.3 ст. 59 КАС РФ). 

Представляете, как краевые судьи, реализуя «договорняк» и преследуя личные, коррупционные цели, «перекидываются находящимися в их производстве делами. А это категорически запрещается законом:судья персонально отвечает за сохранность дела и любых материалов, полученных из отделов суда. Все представленные суду документы подлежат приобщению к делу. 

Таким образом судья Задорнева на стадии подготовки административного дела к судебному разбирательство совершила преступление против правосудия: незаконно добыла доказательства и дала им оценку, получив у судьи Товчигречко материалы административного дела, по которому выносит определение объединить в одно производство как якобы однородные. 

Задорнева в очередной раз пыталась вести нас в заблуждение: чтобы скрыть незаконность вынесенного определения и не допустить его обжалования со стороны истцов, она ложно указывает, что «настоящее определение обжалованию в апелляционном порядке не подлежит», хотя ч. 5 ст. 136 КАС РФ не содержит запрета на его обжалование. А один из важнейших принципов правового государства - все, что не запрещено, то разрешено. Об этом же говорит ст. 313 КАС РФ, предусматривающая обжалование определений суда первой инстанции в случае, если определение суда исключает возможность дальнейшего движения административного дела. А заведомо незаконное решение (еще на стадии подготовки к судебному разбирательству) априори, автоматически исключает возможность дальнейшего движения дела в законном русле. 

Мы написали жалобы на действия судей Товчигречко и Задорневой, сделав вывод: их решения (определения) незаконны, с признаками коррупции и сговора, с заведомым умыслом недопуска на представителей «Открытой», к правосудию, в рамках которого мы защищаем отнюдь не личные интересы, а охраняемых законом публичные интересы, выступаем в защиту нарушенных прав, свобод и законных интересов жителей края, которых в очередной раз решили «грабануть». 

В жалобах на этих судей мы перечислили их незаконные действия с признаками коррупционной составляющей. А именно: нарушение принципов административного судопроизводства в интересах третьих лиц, сговор, превышение полномочий судьи, злоупотребление должностным ресурсом во вред гражданам, находящимися за рамками проводимого им процесса, не являвшихся его участниками, воспрепятствование им доступа к правосудию) 

И после всего вышезложенного, кто станет сомневаться в выводе, вынесенном в заголовок нашего расследования: «Ставропольское судопроизводство - конвейер договорных решений» и еще более конкретно: 

«Судья и прокурор: опасный союз в делах о защите прав граждан и интересов общества».В подтверждение мы привели факты и вытекающие из них версии. Предлагаем юридическому сообществу Ставрополья продолжить это важный разговор, приводить свои примеры и доводы.  

Ну а мы обязательно продолжим сегодняшнюю тему, «инициированную» судьями Товчигречко и Задорневой, предполагаем, дальше будет еще интересней – до потрясений! 

Людмила ЛЕОНТЬЕВА, 
главный редактор «Открытой» газеты, 
лауреат премии Президента 
«Правда и Справедливость» 

 

Комментарии

Шурик (не проверено)
Аватар пользователя Шурик

Восхищаюсь Вами,Людмила! Давайте Вас губернатором выберем! Вы настоящий патриот края,и Вам можно доверить управление регионом! Выдвигайте свою кандидатуру!Надо Путину с просьбой письмо тправить о Вашем назначении,а губернатор пусть едет в Москву,хоть министром,лишь бы в Москву! E

Константин (не проверено)
Аватар пользователя Константин

Статья бомба !!! Эркюль Пуаро бы апладировал стоя .

Константин (не проверено)
Аватар пользователя Константин

Судьи и прокурор, ну как вам карамелька от редакции Открытой ?

Константин (не проверено)
Аватар пользователя Константин

Читатели, а Вам не кажется что в крае раскрываемость по ст 210 УК РФ хромает ?

Петров Владимир... (не проверено)
Аватар пользователя Петров Владимир Анатольевич

Суды и судьи по подобной категории дел, не только у нас в крае, но и в целом по стране полностью ангажированы власть держащими. С прокурорами, участвующими в процессе у них полностью согласованная позиция, обсуждают они её, как правило за распитием чая и кофе в кабинете судьи. Идут на всяческие ухищрения и откровенное игнорирование требований закона. Мне, например, 23 октября прошлого года судья краевого суда Мекерова отказала в признании незаконным постановления губернатора о ношении масок здоровыми людьми. Решение в окончательном виде суд изготавливал четыре месяца без двух дней и выдали мне 21 февраля. Уже апрель, а в Сочи апелляционная инстанция рассмотрение дела ещё не назначила. Надеяться на чудо бесполезно но бороться необходимо. «Безумство храбрых — вот мудрость жизни!»
Обязанности по доказыванию обстоятельств, послуживших основанием для принятия нормативного правового акта, его законности, а также законности оспариваемых решений, действий (бездействия) органов государственной власти, органов местного самоуправления, должностных лиц, государственных и муниципальных служащих возлагаются на орган, принявший нормативный правовой акт, органы и лиц, которые приняли оспариваемые решения или совершили оспариваемые действия (бездействие). Но полагаю, исходя из текста статьи, истцы не совсем верно изложили свою позицию в административном иске, неправильно построили тактику и стратегию процесса и не учли позицию ВС РФ. Все эти вопросы практически урегулированы и к сожалению, не в пользу административных истцов, как КАС РФ, так и указанным постановлением. Ниже приведены некоторые из пунктов соответствующего постановления ВС РФ.
В Постановлении Пленума ВС РФ от 25 декабря 2018 г. N 50 «О ПРАКТИКЕ
РАССМОТРЕНИЯ СУДАМИ ДЕЛ ОБ ОСПАРИВАНИИ НОРМАТИВНЫХ ПРАВОВЫХ АКТОВ И АКТОВ, СОДЕРЖАЩИХ РАЗЪЯСНЕНИЯ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА И ОБЛАДАЮЩИХ НОРМАТИВНЫМИ СВОЙСТВАМИ.»
5. С административным исковым заявлением о признании нормативного правового акта не действующим полностью или в части вправе обратиться лица, которые являются субъектами отношений, регулируемых оспариваемым нормативным правовым актом, если они полагают, что оспариваемым актом нарушены, нарушаются или могут быть нарушены их права, свободы и законные интересы, в том числе лица, в отношении которых применён этот акт, а также иные лица, чьи права, свободы, законные интересы затрагиваются данным актом (пункт 3 части 1 статьи 128, часть 1 статьи 208 КАС РФ).
15. В административном исковом заявлении об оспаривании нормативного правового акта или акта, обладающего нормативными свойствами, должны быть указаны сведения о том, какие права, свободы и законные интересы нарушены или могут быть нарушены оспариваемым актом, или о том, что существует реальная угроза их нарушения (пункт 5 части 2 статьи 209 КАС РФ).
При несоблюдении данных требований административное исковое заявление оставляется без движения (статья 130, часть 3 статьи 210 КАС РФ).
В свою очередь, если из сведений, содержащихся в заявлении и (или) приложенных к нему документах, с очевидностью следует, что административный истец не может выступать субъектом отношений, регулируемых оспариваемым актом, либо следует, что оспариваемый акт не может нарушать или иным образом затрагивать права, свободы, законные интересы административного истца (например, гражданин оспаривает нормативный правовой акт законодательного (представительного) органа субъекта Российской Федерации, определяющий налоговую ставку налога на имущество организаций), судья отказывает в принятии заявления к производству (пункт 3 части 1 статьи 128, часть 1 статьи 208 КАС РФ).
18. При рассмотрении судами дел об оспаривании нормативных правовых актов и актов, обладающих нормативными свойствами, судам надлежит принимать во внимание, что орган государственной власти, к полномочиям которого отнесено осуществление обязательной государственной регистрации нормативных правовых актов, может быть привлечён к участию в рассмотрении дела в качестве заинтересованного лица (статья 47 КАС РФ), третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора (статья 51 АПК РФ).
19. Судья отказывает в принятии заявления об оспаривании нормативного правового акта или акта, обладающего нормативными свойствами, в соответствии с частью 1 статьи 128, частью 1 статьи 210 КАС РФ, частями 1, 2 статьи 127.1 АПК РФ в следующих случаях:
заявление об оспаривании нормативного правового акта или акта, обладающего нормативными свойствами, подано в защиту прав, свобод, законных интересов других лиц, в том числе неопределенного круга лиц, органом государственной власти, иным государственным органом, органом местного самоуправления, организацией, должностным лицом либо гражданином, которому КАС РФ или иным федеральным законом не предоставлено право на обращение в суд с заявлением в защиту прав, свобод, законных интересов других лиц, в том числе неопределенного круга лиц (пункт 2 части 1 статьи 128 КАС РФ);
34. Если судом будет установлено, что оспариваемый акт принят в пределах полномочий органа или должностного лица с соблюдением требований законодательства к форме нормативного правового акта, порядку принятия и введения его в действие, суду следует проверить, соответствует ли содержание акта или его части нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу.
Поскольку согласно части 7 статьи 213 КАС РФ, части 5 статьи 194 АПК РФ суд не связан основаниями и доводами, содержащимися в заявлении об оспаривании нормативного правового акта, и выясняет обстоятельства, имеющие значение для дела, в полном объёме, оспариваемый акт или его часть подлежат проверке на предмет соответствия не только нормативным правовым актам, указанным в административном исковом заявлении, заявлении, но и другим нормативным правовым актам, регулирующим данные отношения и имеющим большую юридическую силу.

Добавить комментарий



Поделитесь в соц сетях