Поиск на сайте

 

В последнее время власти необычайно много рассуждают про рецептуру «российского экономического чуда». Правда, плохо представляют, как же это чудо должно выглядеть. Зато многие из рождающихся рецептов озвучивает даже сам президент - создание Инвестиционного фонда, «Российской венчурной компании», Дорожного фонда, госкорпорации «Роснанотех», госкорпорации по капремонту жилья и так далее.
Способны ли все эти нововведения расшевелить спящую нашу экономику? Об этом корреспондент «Открытой» беседует с директором департамента стратегического анализа аудиторско-консалтинговой компании ФБК (Москва), профессором Высшей школы экономики, доктором экономических наук Игорем НИКОЛАЕВЫМ.

 

- Игорь Алексеевич, за разговорами о макроэкономике и «энергетической сверхдержавности» мы как-то забыли про сущую «мелочь» - региональную экономическую политику. Между тем даже президент Путин неоднократно подчеркивал, что неравномерность распределения ресурсов между регионами является едва ли не главным тормозом на пути развития страны.
- Абсолютно согласен с этим утверждением. Конечно, неправильно, когда треть ВВП сосредоточена в пределах МКАД. Впрочем, проблема «неравновесия» регионов далеко не нова - она еще в советское время была, просто сейчас на нее стали обращать более пристальное внимание. Пришло осознание ее значимости. Ведь эта проблема и политическое значение имеет - от уровня благосостояния региона зависят его электоральные предпочтения. Вот, например, у вас на Ставрополье «Справедливая Россия» с ее социалистической риторикой смогла победить именно из-за не очень высокого уровня жизни населения.
Сейчас проблему эту пытаются решить до банальности просто - за счет региональной «уравниловки». У «богатых» регионов отбирают излишки доходов и перераспределяют их в пользу «бедных». То же самое на уровне муниципалитетов в пределах одного субъекта Федерации. Сегодня в суммарных доходах бюджетов регионов трансферты федерального Центра составляют 16-17%.
- Вы считаете, это неправильный путь?
- Это тупиковый путь. Он лишает регионы - как успешные, так и «слабые» - стимулов к дальнейшему развитию. Первые почивают на лаврах, вторые превращаются в иждивенцев. Кроме того, любое перераспределение средств в принципе неэффективно - транзакции идут через чиновников, а это потеря оперативности.
- И коррупция?!
- Когда я говорю «чиновники», то и подразумеваю «коррупция».
- Наш «южный» полпред Дмитрий Козак буквально фонтанирует идеями в сфере региональной политики. Вот недавно он вышел с очередным предложением: политическая свобода губернаторов должна быть напрямую увязана с уровнем дотационности и текущими экономическими успехами их вотчин - вплоть до введения в регионе внешнего финансового управления.
- Наверное, это правильный подход. Конечно, в одночасье внедрять предложение Козака нельзя. Должен быть какой-то переходный период. Скажем, лет пять. Поставить перед губернаторами условие: если за это время не выйдет на уровень бездотационности - будем с ним «разбираться», и вплоть до внешнего управления. Конечно, это заставит губернаторов как-то шевелиться, искать инвесторов, изыскивать дополнительные возможности.
Поверьте, у нас в стране нет абсолютно безнадежных регионов. И пенять на отсутствие природных ресурсов нельзя. Вот, скажем, многие регионы Центральной России, где минеральных ресурсов практически нет, строят у себя заводы, сборочные производства. Они поняли, что их главный потенциал - кадры. На Северном Кавказе еще проще - чтобы отказаться от федеральных дотаций, нужно просто вывести экономику из «тени», была бы для этого политическая воля местного руководства.
- Сейчас очень модное поветрие: создать в стране несколько региональных «точек роста», которые подтянут за собой остальную экономику. На эту роль прочат особые экономические зоны. Вот, как известно, в нашем крае на Кавминводах будет создаваться особая туристическая зона с общим объемом инвестиций 2 млрд. руб.
- На одних особых зонах далеко не уедешь. Здесь есть масса подводных камней. Еще не обкатав как следует финансовые, экономические механизмы на одной-двух зонах, власти начинают их плодить: игорные, промышленно-производственные, технико-внедренческие, туристические, сейчас заговорили еще и про портовые. Не получим ли мы в итоге то же самое, что было в начале 90-х, когда офшоры, созданные в Ингушетии, Калмыкии и ряде других регионов, оказывались «черными дырами» для бюджета.
- Получается, нужно вообще отказаться от идеи особых экономических зон? По крайней мере, до лучших времен?
- Конечно, всё, что ни делается - всё к лучшему. Инвестиции еще никому не мешали. Но за счет создания нескольких «точечных» зон мы всю экономику России поднять не сможем. У нас в стране износ основных фондов составляет 60%. Получается, одни регионы, одни отрасли станут успешно развиваться за счет колоссальных инвестиций - а другие будут, как прежде, загибаться. В итоге это приведет к еще большему расслоению, чем сейчас.
Поэтому нужно заниматься в первую очередь инфраструктурой крупных промышленных центров - транспортом, электро- и газоснабжением, логистикой, телекоммуникациями. Когда у нас в стране будут нормальные дороги, нормальная связь, когда не будет проблем с подключением к коммунальным сетям - тогда частный инвестор сам появится с конкретными проектами, не дожидаясь никаких налоговых и таможенных льгот (чем его пытаются «заманить» в особые зоны).
- В последнем послании к Федеральному Собранию президент снова поднимал проблему развития инфраструктуры, и вообще она уже на зубах навязла.
- Навязла, только не занимались ей почему-то. С начала 2000-х годов на фоне сверхвысоких цен на нефть наши власти вкладывали средства от экспорта сырья не в капитальные и инфраструктурные объекты, а откладывали в «кубышку» в виде Стабилизационного фонда.
То есть в финансы, которые, в отличие от дорог или связи, имеют свойство «растворяться» (в том числе и за счет инфляции).
Бесспорно, на «нефтяные» деньги нужно было строить инфраструктуру. Иначе не было бы сейчас таких колоссальных проблем - когда мы начинаем судорожно возводить трубопроводы, порты, дороги, потому как мощности прежних для растущей нефтедобычи не хватает.
- Нынешних усилий властей в этом направлении достаточно? Вот, допустим, создали Инвестиционный фонд со 100 млрд. рублей. Он ведь именно на инфраструктурные проекты пойдет. По крайней мере, так обещают.
- Обещают.
- А на самом деле?
- На самом деле, инфраструктура бывает разная. Вот подъездные пути к конкретным предприятиям - это ведь тоже инфраструктура, только никакой общегосударственной значимости у нее нет. А ведь именно эта значимость и является основным критерием при отборе проектов для финансирования из Инвестфонда.
Конечно, сами бизнес-структуры в такой ситуации обвинять ни в чем нельзя. Им предложили дармовые бюджетные деньги - они ими и воспользовались. Но ведь предлагаются и совсем уж из ряда вон выходящие проекты - например, одна компания хотела на деньги Инвестфонда построить коттеджный поселок. Слава богу, до такого абсурда не дошло. Но, как говорится, от этого не легче.
Средства из Инвестфонда должны идти не на какие-то небольшие, частные проекты, а на объекты публичного пользования - например, на федеральные магистрали, тоннели, мосты.
- Сами понимаете, где большие деньги крутятся, тем более государственные, «халявные», - без лоббизма не обойтись.
- Так нужно что-то с этим делать! Можно ведь и в чистое поле миллиарды рублей зарыть! Должен быть контроль эффективности таких инвестиционных проектов. Чтобы мы конкретно знали: какая экономическая и социальная отдача будет от строительства того или иного объекта.
- И кто этот контроль должен обеспечивать?
- У нас много действительно независимых контролирующих структур. Например, Счетная палата РФ.
- В Счетной палате те же чиновники сидят, как и в правлении Инвестфонда - думаете, их «подмазать» нельзя?! Скорее, для контроля эффективности нужно привлекать общественность, ученых, независимые экспертные советы создавать.
- Конечно, такой механизм тоже надо использовать. Но, увы, у нас сейчас к мнению общественности власти совершенно не прислушиваются - а уж тем более в экономической сфере. Все зависит от мнения «первого лица» - я не президента имею в виду, а руководителя любого уровня. На каждом «этаже» власти все решения на одну личность завязаны. Такая у нас в России историческая традиция.
- Игорь Алексеевич, если сохранятся нынешние приоритеты и темпы развития российской экономики, сколько лет вы отводите на то, чтобы она окончательно «поднялась»?
- Если все идеи правительства о поддержке высокотехнологичных отраслей, госинвестициях, развитии инфраструктуры будут реализовываться нынешними темпами, то не меньше 15-20 лет.

 

Беседовал
Антон ЧАБЛИН

 

Досье "Открытой"

Игорь НИКОЛАЕВ родился в 1962 году в Ленинградской области, с отличием закончил экономический факультет МГУ. В 1990-е годы работал на руководящих должностях в Министерстве науки, Министерстве путей сообщения, аппарате правительства РФ. Участвовал в разработке правительственной антикризисной программы (после «августовского дефолта» 1998 года), концепции реформы железнодорожного транспорта, программы реформирования системы бухучета. В 2000 году перешел на работу в компанию ФБК. В настоящее время является советником заместителя председателя Счетной палаты РФ, входит в экспертно-консультативные советы при комитете по экономической политике Совета Федерации РФ и Минэкономразвития России.



Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий