Поиск на сайте

 

 

Разбираются ли профильные чиновники в проблемах сельского хозяйства Ставрополья? Такое ощущение, что не особо…

 
Скоро на Ставрополье начнутся весенние полевые работы. Сначала – ранняя подкормка озимых и многолетних зимующих трав. Затем – культивация, боронование зяби и посев ранних яровых.
Зачем, спросите, повторять на страницах газеты этот заученный назубок каждым селянином календарь посевной?
Вопрос не к «Открытой». Чтобы повторить эти банальные вещи, в минувшую среду в селе Степном собрали председателей и агрономов полусотни крупнейших хозяйств Ставрополья.
Чиновники минсельхоза заново учили их, как пахать и сеять. Такие уж порядки заведены в краевом АПК: очковтирательство да популизм.
 
 
 
На что пойдут 20 миллиардов
 
Методические совещания перед началом весенних полевых работ минсельхоз проводит ежегодно. Отдельно – для районов, входящих в первую и вторую (более рискованные) почвенно-климатические зоны, отдельно – для входящих в третью и четвертую.

Министр сельского хозяйства края Александр Мартычев в пространном докладе сыпал цифрами. Всего на территории Ставрополья 2 млн. гектаров посевов, из которых почти 92 тысячи занимает озимый рапс, остальное – зерновые. Весной планируют вспахать ранний пар на площади в 150 тысяч гектаров, провести боронование 700 тысяч гектаров.

В нынешнем году засеют 1,4 млн. гектаров: 900 тысяч - под яровые (в том числе 576 тысяч - под зерно), 382 тысячи – под технические и масличные культуры, 82 тысячи – под кормовые культуры, 58 тысяч – под картофель, овощи и бахчевые. Самые серьезные виды – на три района: Ипатовский (засеют 72,4 тысячи гектаров), Советский (55,9 тысячи) и Петровский (56,8 тысячи).

Потребность края в удобрениях в 2015 году Мартычев оценил в 182 тысячи тонн. Только чтобы провести весенние полевые работы, хозяйствам потребуется 20 млрд. рублей, из которых 4,5 миллиарда – это кредитные средства (1,3 млрд. – на закупку минеральных удобрений, 1,1 млрд. – средств защиты растений и по 900 миллионов – на семена и топливо).

Между тем по итогам прошлого года кредитов аграрии привлекли на 40% меньше, но это и понятно – на фоне кризиса нынче выросли и процентные ставки, и цены на технику, топливо, химические средства (скажем, на разные гербициды – в полтора-два раза).

Скажем, хозяйствам Туркменского района, по их же оценкам, потребуется впятеро больше средств, чем годом ранее (254 миллиона против 47), Левокумского – вчетверо, Арзгирского, Петровского, Ипатовского, Александровского – вдвое…

А вот в трех районах (Степновском, Новоселицком и Апанасенковском) в сравнении с прошлым годом финансовые аппетиты почему-то уменьшились.

После вводной части Мартычев стал листать слайды с графиками: как успешно в разных районах Ставрополья готовятся к весенним работам. Оказывается, готовятся из рук вон плохо. Аутсайдером выглядит Арзгирский район, где якобы вообще нет ни кондиционных семян для ярового сева зерновых, ни единого килограмма пестицидов.

В трех районах (Апанасенковском, Нефтекумском и Туркменском) кондиционных семян менее трети. В Александровском районе, судя по презентации, накопили менее 20% от требуемого объема дизтоплива.

Еще в трех районах (Левокумском, Апанасенковском и Степновском) накопили менее четверти минеральных удобрений от объема, требуемого для начала весеннего сева. В 9 из 14 обследованных минсельхозом районов обеспеченность пестицидами менее 15%.

В Левокумском районе неисправна почти четверть тракторов, которые будут задействованы в весенних работах. А в Новоселицком и Советском районах план ремонта тракторов исполнен менее чем на треть.

 
Кто из глав проштрафился?
 

Цифры, озвученные Александром Мартычевым, разительно отличались от оптимистичного отчета, который неделей ранее зачитывал губернатору вице-премьер Николай Великдань на заседании антикризисного штаба. («Открытая» писала об этом в прошлом номере в статье «И как же кризис одолеем?».) Великдань, как всегда, пускал пыль в глаза, будто никаких проблем при подготовке к весенним работам нет.

Ну а судя по докладу Мартычева, в иных районах посевная может просто сорваться либо потребует значительного ухудшения агротехнологии. Шутка ли, вообще не создать запасов семян или пестицидов?! Хотя в эти цифры не слишком верится, слишком уж они они катастрофические.

Но ни министр, ни губернатор почему-то не стали подымать с мест глав «проштрафившихся» районов и строго спрашивать с них.

Позже, в кулуарах, один из глав района из «черного списка» минсельхоза поделился со мной: мол, даже не представляет, как оказался среди отстающих. По его словам, районное управление сельского хозяйства ежедневно ведет мониторинг положения дел в хозяйствах. Сам он постоянно на телефонной связи с председателями. Ведь провалить весенний сев – это не просто опозориться перед губернатором, это экономическая катастрофа для жителей!

Вообще, к «валовой» статистике в краевом АПК давно доверия нет. На этом же совещании выступала замминистра Галина Бобрышова с докладом о развитии овцеводства. И почти каждый финансовый показатель, который она приводила, вызывал удивленный гул среди собравшихся в зале аграриев.

По словам Бобрышовой, себестоимость производства баранины в крае составляет 68,9 рубля за кило, а цена оптовой реализации – 60 рублей. Уровень рентабельности – минус 6%. А в производстве овечьей шерсти – минус 67% (при себестоимости в 205 рублей за кило цена реализации составляет 68 рублей).

Даже сам губернатор Владимир Владимиров удивился: и где же продают баранину по 60 рублей за кило? Странно и то, что при отрицательной рентабельности поголовье овец на Ставрополье за последние пять лет выросло почти на 200 тысяч (или на 8%).

При этом поголовье в сельскохозяйственных предприятиях за тот же период стабильно снижалось, а в частном секторе (фермерских и личных подсобных хозяйствах), напротив, росло.

Похоже, именно в этом и отгадка: частный сектор остается закрыт от посторонних глаз, и даже чиновников минсельхоза. Об этом в кулуарах совещания говорила коллегам и сама Галина Бобрышова: мол, в основу ее доклада легли цифры, которые по запросу представили хозяйства.

Перепроверить их нереально, только принять на веру. Хотя очевидно, что сельхозпроизводители ради уменьшения Единого сельскохозяйственного налога (рассчитывается от разницы доходов и расходов) завышают себестоимость продукции, а прибыль, напротив, скрывают.

Так что грош цена всем «валовым» показателям, которыми сыплет минсельхоз.

 
Что в сахаре тебе моём?..
 

В субботу уже в Новоселицком состоялось еще одно совещание, посвященное не весеннему севу, а антикризисной работе (подробнее читайте о нем в этом номере «Открытой» ). Хотя и здесь речь зашла о сельском хозяйстве. Точнее, о том, что в этой отрасли отсутствует объективная статистика.

Поводом к дискуссии послужили оброненные вице-премьером Андреем Мургой слова: «Мы все должны понять, что мы начнем покупать неконкурентные товары качеством ниже импортных, но по ценам выше, чем у импорта. Такая перспектива ждет нас в ближайшие 5-10 лет, пока наши товаропроизводители наберутся опыта и валютной выручки, чтобы начать производить конкурентные товары». 

Такой прогноз удивил другого вице-премьера Николая Великданя, который в ответ принялся пространно рассуждать, сколь качественные и дешевые продукты питания на прилавках Ставрополья. По его словам, розничные цены в магазинах – под неусыпным контролем: только недавно за картельный сговор были оштрафованы производители курятины, сейчас на подходе проверка хлебопеков.

Тут уж не удержался спикер краевой думы Юрий Белый. По его словам, парламентарии тоже ведут постоянный мониторинг потребительских цен, и картина не такая радужная, как рисует Великдань. По его словам, именно Ставрополье в 2015 году среди всех южных регионов оказалось лидером по продуктовой инфляции: потребительская корзина в крае подорожала на 10,8% (а в Астраханской области - менее чем на 1,5%). Непонятно, кому из политиков верить: то ли все хорошо, то ли плохо.

Искренне недоумевал Белый, почему на Ставрополье, которое является лидером производства многих видов сельхозпродукции, она же и намного дороже, чем у соседей. Например, сахар продается в Кабардино-Балкарии на 8 рублей дешевле, чем в нашем крае, который на сто процентов обеспечивает себя этим продуктом.

На днях в краевой думе прошли слушания по ситуации на сахарном рынке: звучало, что за прошлый год производство сахара на Ставрополье выросло на 70%, а вот розничные цены – на треть.

Вступил в дискуссию глава Изобильненского района, директор единственного в крае сахарного завода Андрей Чуриков. По его словам, к концу прошлого года оптово-отпускная цена сахара на его заводе составляла 31,5 рубля, а в торговых сетях он продавался в пределах 50-60 рублей. Так какие вопросы к заводу?!

«Я понимаю, что у нас все регулирует рынок. Но вот к чему эти рыночные условия привели: там, где есть платежная способность, там и поднимается цена. Так что у нас сегодня задача уже не рыночные механизмы включать, а механизмы административного-правового насаждения!» – поставил точку в споре губернатор Владимиров.

 
Антон ЧАБЛИН,
обозреватель «Открытой»
 
 
 
 


Поделитесь в соц сетях


Добавить комментарий