Поиск на сайте

 

И как за эту услугу от ответственности его уводит шустрая судья М.Волковская, выполняющая указание своих начальников из районной и краевой инстанций 

Анализ судебно-прокурорской практики

Как родной сынок с женой-прокуроршей 75-летних родителей «добивает» в судах по отъёму имущества  

Сегодня мы расследуем очередную коллизию, в которой против граждан в процессах выступают заедино судьи и сотрудники прокуратуры. Об этом раз за разом пишут наши возмущенные читатели, которые безрезультатно пытаются в порядке ст. 118 КАС РФ в судах оспорить беззаконные действия ( бездействие) сотрудников прокуратуры

Настолько беззаконные и выходящие за пределы должностных полномочий, что ребром встает вопрос, что это: проявление их дремучего непрофессионализма, или они с наглой лихостью отрабатывают заказ хозяев денег?! 

По моему убеждению, и то, и другое, если подметить показательную закономерность частой «засветки» одних и тех же лиц. Например, г-на Давида Балкового, до недавнего времени заместителя прокурора Октябрьского района, а ныне начальника одного из многочисленных отделов в краевой прокуратуре. 

Публикаций о действиях Балкового в «Открытой» было множество - советуем читателям перечитать их на сайте газеты, чтобы знать, на какие уловки против вас способен этот человек. 

Недостойный, по нашему твердому убеждению, работать в органах надзора, главная функция которых определена как защита прав и свобод человека и гражданина. Прав и свобод! Человека и гражданина!  

Кого же защищает этот синемундирный господин, не знающий элементарных основ права? Пусть выводы сделают и читатели нижеприводимой истории о том, как Балковой, как тряпку об пол, бросает прокурорский ресурс на обслуживание, например, ставропольского олигарха по фамилии Фомочкин – бизнес-дельца с криминальным прошлым и темным настоящим. 

Об этом письменно свидетельствуют его собственные 75-летние родители, которых он своим скотским поведением и мошенническими аферами довел до полусмертного состояния. 

И в этой войне Фомочкину активно помогает собственными связями его десятая по счету подруга жизни Виктория – теперь уже экс-сотрудница прокуратуры СКФО, уволенная оттуда на пике их судебных скандалов с бывшим бизнес-партнером А. Кулешовым.  

Супружеская пара пыталась оттяпать у него многомиллионное имущество, но до конца отгрызть чужую собственность не получилось. 

Этой скандальной и громкой истории (в которой оказалось замешанным еще и российское представительство известной иностранной компании) «Открытая» посвятила серию публикаций, вызвавших широкий общественный резонанс, но отнюдь не внимание правоохранительных органов, что вызывает привычные подозрения - уж не сыграли ли роль большие деньги в качестве амортизатора?  

И эти публикации, и до сих пор идущие суды не в пользу Александра Фомочкина, грозят семейке с большими деньгами и связями лишить их источника многомиллионных доходов, большей частью теневых, из которых, видимо, приходится оплачивать и непубличные «услуги» тех, кто должностным ресурсом поможет обуздать их опасных оппонентов - например, понудить «Открытую» больше не писать о несвятом семействе.  

Как Балковой требовал от редакции выдать источник информации криминальному дельцу Фомочкину  

Таким услужливым человеком и оказался коллега пронырливой экс-надзорницы Виктории Фомочкиной - родня ей по морали и духу, аж целый заместитель прокурора Октябрьского района Давид Рубенович Балковой. 

То, что он начал вытворять в отношении «Открытой», иначе как должностным преступлением назвать нельзя. Действовал умышленно, злонамеренно, что доказать легко и понять несложно любому, хоть чуточку знакомому с нормами права.  

Балковой оформляет сговор с Фомочкиными (за красивые глаза, что ли?!) самым идиотическим образом – «решением о проведении проверки в редакции «Открытой» во исполнение федерального законодательства требований об адвокатской деятельности и адвокатуре».  

Мало того, решение зампрокурора и появилось в связи с обращением А. Фомочкина ( прямо в белые ручки Давида Рубеновича), требующего (?!) от редакции (?!) раскрыть источники информации (?!), на основе чего появились статьи в газете.  

Г-н Балковой, учились ли вы вообще юриспруденции - какая-такая «адвокатская деятельность» у СМИ? Ответьте, какое отношение к «адвокатской деятельности» имеет криминальный бизнесмен Фомочкин?  

Почему вы, г-н прокурор, вдруг решили, что редакция выдаст источник информации хотя бы и реальному адвокату, тем более «адвокату», под видом которого вы камуфлируете проходимца Фомочкина – полагаю, щедрого заказчика ваших услуг?  

Ах-ах, какую грозную «сопроводиловку» шлете в редакцию, которой, не скрывая, сразу обозначаете вашу общую с экс-прокуроршей и ее мужем цель: «...В статьях «публикуются ложные сведения (?!) в отношении Фомочкина А.А., связанные с тем, что его семья совершила ряд неправомерных действий в отношении экс-депутата Кулешова и членов его семьи». 

Эк же вас заносит в безнаказанной самоуверенности в том, что прокурорскими «корочками» вы, Давид Рубенович, способны творить любые дела. 

Наверное, идиотами считаете всех, кому строчите угрожающие «решения», от которых за версту несет сумасшедшей коррупцией. Потому что такие проверки никаким боком не входят в перечень ваших обязанностей и функций, в чем легко убедиться, лишь заглянув на сайт вашей же районной прокуратуры. 

Как суд освоил практику участия надзорников в процессах в защиту корыстных начальников 

Итак, редакция «Открытой» считает: должностное преступление прокурора Д. Р. Балкового с очевидными признаками коррупции налицо

И эта версия обязана быть проверенной руководством краевой прокуратуры, где с недавнего времени в немалом чине и должности работает сей странный надзорник с отсутствием профессиональных знаний и морально-нравственных принципов, предающий клятву прокурорского работника, изложенную в ФЗ «О прокуратуре».  

Проверить Д.Р. Балкового на профессиональное соответствие, на использование в личных целях служебных полномочий следовало бы давно - с тех самых пор, как он оказался в сфере внимания СМИ, в «свете софитов гласности».  

Проверить факты наших расследований о том, как услужливый прокурор выгибался перед зампредом крайсуда Козловым, выполнял его «просьбу» прижучить «Открытую».  

Уже не первая козловская просьба к «органам» проверить газету в очередной раз была нелепой и не по адресу и оттого была невыполнимой для прокуратуры: как бог не дал рогов бодливой корове, так законодатель не дал и надзорникам право «проверять деятельность СМИ», для этого определены другие органы.  

Но беспринципный Балковой нашел, как Козлову услужить: не найдя в жалобе обиженного зампреда зацепки для атаки на редакцию, выкрутился на пустом месте: направил в мировой суд Октябрьского района «административку» на редактора газеты за то, что – внимание - она вовремя не отправила-де ответ на «требование» (?) прокурора.  

Балковой привычно наглел вместе с испытанным в таких фальсификациях мировым судьей Я. Макеевым, рассмотревшим и этот договорняк-хотелку без единого процессуального документа, без протокола, из которого лишь и можно узнать, в чем же «вина» ответчика.  

Незаконно (внепроцессуально) участвовала в отвратительном спектакле «прокурор» (?) Анастасия Новак, техническая помощница Балкового, шокировавшая нас безграмотностью в вопросах права, неспособностью ответить ни на один вопрос стороны, не понимающая сути дела... Обо всем мы рассказали в статье «Девушка с улицы представилась прокурором» ( №43 от 4-11 ноября 2019 года.), где главная мысль выражена так:  

«Искажая саму суть независимого беспристрастного правосудия, ставропольская Фемида превратила в массовое явление участие надзорников в процессах, где они незаконно выступают в защиту личных интересов должностных лиц гос-органов, а не рядовых граждан, как того требует закон «О прокуратуре».  

Как провести три часа в совещательной комнате, согласуя решения со своими начальниками  

После нашего заявления об отводе мирового судьи Макеев скрылся в совещательной комнате и не выходил оттуда... три часа (!). Небывалый случай, но четко указавший на то, какие интенсивные телефонные консультации он вел с некими лицами, ожидая от них указания, что ему делать в этой ситуации.  

Мы почти догадываемся, кто с кем консультировался: Макеев с председателем райсуда Мкртычяном, а последний – с О. Козловым. Такая договорная схема была давней и прочной и подтверждалась неоднократно.  

Подтвердилась она и в этот раз совсем уж циничной сценой: после «заседания», позвав в свой служебный кабинет представителя редакции, Макеев дал ему совет, по сути объясняющий, как согласовываются судебные решения.  Мол, жаловаться дальше бесполезно, его, макеевское, решение точно утвердят в Октябрьском райсуде (В. Мкртычян), являющимся для мирового суда этого района апелляционной инстанцией. А в краевом суде решение засилят. 

Намек был понятен: Мкртычяна на должность председателя Октябрьского райсуда усадил Олег Козлов в короткий период пребывания полновластным хозяином судебного ведомства. 

Но его письменные указания, кого мочить, кого жаловать - выполняются и поныне как в военной структуре, даже точнее - как в тюремном ведомстве, где Козлов отбарабанил срок юрисконсультом, и по всему многие привычки оттуда вынес. 

Честный парень этот Макеев: один пацан сказал – другой пацан сделал, третий пацан руки потер... Так что получается: судейско-прокурорское ОПГ - организованная преступная группа?  

Удовлетворяя злобное указание зампреда, незлой парень Мкртычян засиливает (уже согласованное со своим начальником) решение исполнительного парня Макеева.  

И при этом глава районной Фемиды добавляет красок в фальсификации апелляционного дела, в котором вдруг оказалось более ста листов неведомых доселе документов. Чьи грязные ручки мухлевали, на каком этапе перехода дела от Макеева к Мкртычяну были вбросы сделаны, неизвестно. 

О вбросе мы с изумлением узнали только в ходе единственного заседания, проведенного председателем Октябрьского райсуда В. Мкртычяном, но никакой реакции на преступление от него не последовало. Не станет же пацанва в черных одеждах самих себя обличать.  

Об этом мы вспомнили для предупреждения наших читателей - не стоит гореть на собственной доверчивости. Как не раз советовала наш опытнейший судебный обозреватель Раиса Абрамова, материалы дела следует просматривать постоянно – на каждом этапе их перехода от инстанции к инстанции. 

Как из судебных дел исчезают важные свидетельства и появляются неведомые. И почему бессилен даже КАС 

Ведь уже столько написано-переписано про чудеса чудесные – исчезновение (кража, хищение) из дела важных доказательств, вброс чужеродных, подчистки-поправки, фальсификации протоколов...  

Не говоря уже о том, что судебным процессам с участием крупного бизнеса нередко предшествует прокурорская бомбардировка его противников, что мы уже показали на примере Давида Балкового, бросившего должностной ресурс на помощь ранее судимому дельцу Фомочкину. 

А что делают прокурорские работники в процессах, рассматривающих в рамках иски к чиновникам граждан, пострадавших от их беззаконных действий, а иногда от их преступного бездействия.  

Ведь Кодекс административного судопроизводства (КАС) и предназначен для того, чтобы простой человек мог на равных защищать себя от чиновника, персонально отвечающего за свои проступки. 

Так почему на стороне проштрафившихся чиновников здесь появляются представители надзорного органа, что совершенно незаконно, поскольку главная функция прокуратуры – защита прав и свобод рядовых граждан, а вовсе не чиновников?!  

Да потому что все ставропольские судебные инстанции, вплоть до апелляционных коллегий, бессовестно игнорируют нормы КАС. И на вопрос, какими нормами закона подтверждается право прокуроров на участие в таких процессах, отвечают на голубом глазу: «Подтверждается их удостоверением». 

А можно ли самих прокурорских дельцов, типа Балкового, призвать к ответственности при умышленном нарушении лично ими закона да еще и с признаками коррупционного сговора?!  

По закону - можно, на практике - невозможно: ведь прокуратура – надзирающий орган также и за деятельностью судов, которые не станут испытывать судьбу, обижая «подназорных». Тут уж рука руку моет с особой остервенелостью: в этих случаях судьи даже не камуфлируют свою ангажированность.  

В подтверждение приведу картинки судебного разбирательства по иску, который я, главный редактор «Открытой» газеты, подала в порядке ст. 118 КАС РФ к прокурору Д. Балковому - в связи с его крышеванием судимого Фомочкина через идиотическое обвинение редакции в нарушении закона аж об адвокатуре.  

Как за госсчёт, за наши же деньги суды обеспечивают защиту должностных лиц, совершивших проступки 

Дело попало в Октябрьский райсуд судье Марине Волковской, которая на прошлой неделе провела второе предварительное заседание. Поскольку умаление Балковым авторитета надзорного органа налицо, то от ответственности ему, казалось бы, не отвертеться - и у истца, и у суда к нему должна быть масса вопросов.  

Однако в суде Балковой не появляется, вместо него поочередно – и внепроцессульно - приходят представители краевой и районной прокуратур. С чего это ради? По какому праву за государственный счет, за счет отдельных бюджетов двух надзорных структур, госслужащие будут выступать в защиту личных, персональных беззаконий Балкового, совершившего их в бытность зампрокурора Октябрьского района?  

Каким это образом приходящие прокуроры могут за Балкового отвечать на вопросы относительно того, почему Давид Рубенович бесстрашно вышел за пределы полномочий - по «обращению» богатого клиента? А в последнем мы-то как раз убеждены и готовы доказывать это в суде.  

С юристом редакции мы выразили протест против участия в процессе на стороне ответчика Балкового непроцессуального лица - старшего помощника прокурора Октябрьского района О. Онищенко, потребовали предоставить ее доверенности и полномочия (подобных бумаг по определению не могло и быть, поскольку КАС этого не предусматривает - об этом мы и рассказали выше. Волковская без тени смущения ответствовала: «Присутствуют на основании удостоверения».  

Надо ли разъяснять, какую она несет чушь, которую к правовым нормам не прилепишь ни с какого боку?! Ну просто ни в какие ворота не лезут действия судьи! 

Какой «интерес» может быть у важнейшего серьезного госоргана, стоящего на охране соблюдения закона, прав и свобод граждан, чтобы участвовать на стороне защиты человека, умалившего авторитет ведомства, предавшего клятву прокурора?! Ведь не по принципу же: он сукин сын, но это наш сукин сын?!  

Это каково: за государственный счет защищать торгующего должностью - за деньги тех, кто пострадал от его преступных действий?!  

Далее. Просим судью Волковскую дать нам 5 минут для ознакомления с материалами дела, пролежавшего весь коронавирусный карантин. Как бы что «лишнее» там не появилось - ведь фактов фальсификаций в делах подобного рода уйма (читайте выше).  

Словно в подтверждение наших подозрений в ходатайстве заглянуть в материалы она отказывает: мол, надо было это сделать раньше. Как же «раньше», если до этого предварительного заседания в крае не отменялся ни масочный режим, ни ограничения в зоне риска для людей 65+, к которым я отношусь.  

Между тем, прокурор Онищенко, сидевшая в метре от нас, прохлаждалась без маски на лице, на что Волковская не осмелилась сделать ей даже замечания. И как доверять этой «робкой» судье?!  

Наш отвод ей по недоверию она отклонила. На мой вопрос, есть ли у нее самой основания для самоотвода, судья ответила отрицательно. И солгала, не покраснев. Неприязнь к «Открытой» у нее идет с публикации под заголовком «Жить будем, друзья. Если вместе отстоим свободу слова и выбора» (№ 29 от 19 .08. 2019 г.).  

В статье на примере конкретного судебного процесса (по иску крайизбиркома к редакции, зафиксировавшей беспримерные фальсификации во время губернаторских выборов), я рассказала, как судья Волковская выворачивала буквально наизнанку Кодекс административного производства, ломала все нормы права, выполняя преступную установку «мочить», шедшую из того же источника, из которого их получал и мировой судья Макеев.  

Как совершаются должностные подлоги судейскими и прокурорскими заединщиками 

Вот наиболее яркие негодяйства (а как еще назвать?) вышеупомянутой судьи, описанные в той статье, за которые лет двадцать назад с нее с позором бы сняли мантию. Первое. Судья Волковская приняла (и удовлетворила) иск избиркома, не предусмотренный Кодексом административного производства РФ, в котором СМИ не значатся в списке субъектов преследования - и никаких исключений. 

Второе. Внаглую изменила суть иска: самоуправным определением «перевела» ответчиков (редакцию) в статус «заинтересованных лиц», тем самым осознанно (я бы сказала, чисто по-мошеннически), уменьшила процессуальные права сотрудников газеты, чтобы те про свои права «не вякали».  

Третье. Цитирую статью:  

«Более того, она сотворила, по сути, должностной подлог вместе с прокуратурой Октябрьского района, представитель которой Иншниязова появилась на процессе ни с того, ни с сего - без судебного определения об участии, без письменного указания прокурора, проявив осведомленность по делу, которое ей официально не направлялось (следов этого в деле нет) - и сразу встала на сторону истца...  

Одним словом, Ишниязова превысила должностные полномочия, что является уголовным преступлением. (Зафиксировать это преступление вызовом прямо в зал заседания пытался присутствовавший на процессе юрист Калганов - Авт.)  

Было сразу понятно: сговор сторон налицо – в нем участвуют высокие должностные лица... Октябрьский районный суд в лице его председателя В. Мкртычяна и судьи М. Волковской исполнили преступное распоряжение врио крайсуда О.А. Козлова».  

А теперь снова вернемся к свежему процессу под председательством М. Волковской, которой опять досталось рассмотрение дела по иску редакции к господину Балковому, чье должностное преступление мы описали выше.  

Мы не сомневались: Волковская останется верна своему изощренному иезуитству, которым и будет спасать Давида Балкового по указанию «свыше». Ведь шустрый решала в синем мундире оказал большую услугу зампреду крайсуда Козлову, выполнив его болезненную хотелку по прессингу «Открытой», а потому, конечно же, убежден в ответной услуге.  

Так что нам оставалось только смотреть за ручками судьи Волковской. Она не обманула ожиданий, повторяя свои уже отработанные приемы изнасилования Права - по заказу, по приказу, по распоряжению.  

Но тут «эксклюзивом» Волковской были потрясены даже мы - тем, как нагло, самоуправно и бесцеремонно исказила судья саму суть искового заявления, его антикоррупционный дух, и равно с этим уже привычно исказила дух и букву закона.  

А именно: заменила административного ответчика - решалу Давида Балкового – на Юрия Мережко, зампрокурора Октябрьского района. На том основании, что Балковой с начала года работает-де старшим прокурором одного из многочисленных отделов краевого надзора, а Мережко с того же времени занимает его прежнюю должность.  

Ненавидя нецензурную лексику, я отчасти понимаю, почему даже образованные люди свое отношение к подобному могут выразить только через трехэтажный мат.  

А какими еще словами можно обозначить подлянку, когда судья уводит должностного пакостника, «заменяя» его человеком, к этим преступлениям отношения не имеющим?! Как если бы отвечать за убийство, совершенное, например, конкретным полицейским, в суд направили другого человека, занявшего должность преступника.  

Ну как вам такой инфернальный (дьявольский) оборот, уважаемые юристы, адвокаты и вообще люди с совестью и моралью? Какие широчайшие возможности открылись бы для преступности по всему диапазону нашего бытия, если бы схема Волковской по спасению «неприкасаемых» была внедрена в общую судебную практику.  

Как судье обнулить исковые заявления к беззаконнику? Заменить его в судебном процессе другим лицом 

Именно этот сценарий, примитивную разводку пытается реализовать судья М. Волковская. Чтобы увести от ответственности Балкового, она принимает самоуправное решение о его замене другим ответчиком - неведомым нам Юрием Мережко, работающим в должности зампрокурора Октябрьского района всего три месяца. 

А теперь, читатели, внимательно следите за манипуляциями судьи Волковской, настоящего фокусника.  

Заменяя Балкового на Мережко, судья действовала по задуманному сценарию развала исковых требований: ведь в материалах дела нет решения о проведении проверки, которое вынес именно Мережко. А раз нет именно его решения, то суд отказывает нам в обжаловании решения Балкового о проведении проверки. 

Проще говоря, из обстоятельств дела исчезает решение, законность которого мы  обжаловали.   

Еще мы требовали признать незаконным непредоставление судом возможности ознакомиться с материалами, послужившими основанием для принятия решения о проведении проверки по обращению А. Фомочкина. По иезуитскому решению судьи Волковской за это должен отвечать якобы Юрий Мережко.  А где он в это время был?  Суду вопросы задавать нельзя.  

Шулерство Волковской ( а как назвать иначе?) преследует прозрачную цель - обнуления исковых требований и победу жулья, использующего должность в личных целях. Процесс продолжается, и мы будем следить за ручками Волковской тщательно и публично. 

Волковская отнюдь не первооткрыватель таких схем: их сплошь и рядом используют апелляционные коллегии краевого суда, рассматривающие административные дела по опротестованию действий (бездействия) конкретных прокурорских работников, нарушающих права гражданина.  

Судейско-прокурорская связка (ты - мне, я -тебе) действует в крае давно и несокрушимо, разрушая основы Права и Веры населения в торжество Закона и Справедливости. Заединщики в погонах и мантиях (далеко не все. Не все!) плевали на то, что для защиты прав рядовых граждан законодатель и разработал специальный Кодекс административного судопроизводства ( КАС), по нормам которого госчиновник обязан нести ответственность.  

Ответственность несет лично он, а вовсе не «орган», возможности которого синемундирник использует в личных корыстных целях. Поэтому КАС исключает категорическим образом появление в процессах на стороне ответчика «представителя прокуратуры». Тогда на каких основаниях они тут находятся, господа краевые судьи?  

«На основании удостоверения», - наглеет апелляционная судья З.Н Селюкова (и не только она), затыкая рот истцам – сотрудникам редакции, которые безуспешно пытались привлечь по КАС ( за незаконные действия) другого, уже бывшего высокопоставленного надзорника. 

Вчитавшись в подробности «дела Балкового», читатели отчетливо поймут, почему выиграть иск в рамках КАС против чиновника-беззаконника в ставропольских судах практически невозможно, а уж тем более против прокурорских беспредельщиков типа Балкового. И как следствие этой безнаказанности – удручающе низкий уровень профессионализма и моральных принципов все большего числа надзорников, поощряемых судьями такого же уровня.  

Но в конце концов с таким положением дел, подрывающим основы государства, его морально-нравственные скрепы, надо решительно заканчивать, иначе всех засосет в такое болото произвола, которое неизбежно поглотит и самих копальщиков, и их начальников. 

Людмила  ЛЕОНТЬЕВА, 
главный редактор газеты,  
лауреат премии президента  
России  «Правда и Справедливость» 
 

ПОСЛЕСЛОВИЕ


Даже в приказах о назначении имена путают... 

 

В связи с этой историей хочу от имени редакции лично обратиться к зампрокурора Октябрьского района Ю.Н. Мережко.  

Уважаемый Юрий Николаевич, воспротивьтесь тому, что судья М. Волковская приплетает вас к делу Давида Балкового, уготовив вам камуфляжную роль «громоотвода».  

Вам, новому руководителю района, которому, конечно же, дорога деловая репутация и человеческое достоинство, совершенно ни к чему трепать свое незапятнанное имя ради запятнавшего себя предшественника.  

Наши исковые требованиях никаким образом ни к вам, ни к районному надзорному органу не относятся. А потому не стоит продлевать укоренившееся при экс-прокуроре Филюшкине и его заме Балковом «традицию заказных услуг» и отмазки служебным ресурсом виновных сотрудников, отсылая в суды своих подчиненных.  

Да, они не смеют отказаться, но могут, однако, пострадать лично - нарваться на иски по уголовной статье за превышение полномочий, что мы и собираемся делать. Не подставляйте их, в том числе старшего помощника прокурора О. Онищенко, принимающей участие в данном процессе незаконно. 

Объясните, уважаемый Юрий Николаевич (в рапорте, докладной или на личной встрече), вашему руководителю А. А. Лоренцу подоплеку всей этой истории, неповерхностный анализ которой может изменить порочную прокурорскую практику.  

Прижившись, как сорняк, она зримым образом снижает профессиональный и морально-этический уровень сотрудников надзорного органа, поощряет безответственность, бездеятельность и безделье.

Хотелось бы и мне, главному редактору общественно-политического издания СКФО и ЮФО, со страниц газеты также обратиться к прокурору края А. А. Лоренцу, чьи принципиальные шаги по наведению закона и порядка в различных сферах жизнедеятельности края вызывают уважение.  

Изучите вышеописанную ситуацию, Александр Александрович, и наверняка немало вопросов возникнет у вас к своим подчиненным, попросту разучившимся работать, как того требует закон «О прокуратуре», безответственно относящимся даже к подготовке тех документов, под которыми вы ставите свою подпись. 

Вот передо мною лежит такой документ - приказ о назначении Мережко на должность заместителя Октябрьской прокуратуры. И даже в этом коротеньком документе исполнитель умудрился написать фамилию назначенца с ошибкой. Так сколько же они творят и тиражируют совсем небезобидных для людских судеб ошибок, подставляя свое руководство и оставаясь всегда безнаказанными?!  

Людмила ЛЕОНТЬЕВА 

 

Комментарии

Саша (не проверено)
Аватар пользователя Саша

Четкая статья! Виват Леонтьевой! Спасибо Вам за честность,смелость и раскрутку таких горе-решал!

Добавить комментарий



Поделитесь в соц сетях