Поиск на сайте

 

Предисловие

Бездоный карман «Партнёра»

1. Что такое Ассоциация «Партнёр».
2. Какие схемы отъёма денег у населения лежат в её основе.
3. Как ставропольские судьи спасают структуру, чья деятельность категорически противоречит законодательству России.
 

Ассоциация Товариществ Собственников Жилья «Партнёр» организована в Ессентуках в 2005 году якобы для управления товариществ собственников жилья многоэтажных домов в Ессентуках и других городах Кавминвод, однако с лишением их собственных расчетных счетов.

Все их подменил один бездонный карман – банковский счет лишь самой Ассоциации, куда и стекаются все коммунальные платежи – сотни миллионов рублей, неподотчетные никому, кроме его руководителя Дмитрия Захарьящева.

Все эти огромные средства исчезают в неизвестном направлении, материализуясь в благосостояние таинственных бенефициаров «ассоциации», деятельность которой лежит исключительно в криминальной сфере – отъема денег у бесправных членов «товариществ» многоквартирных домов.

Под прикрытием номинальных ТСЖ-пустышек идет коммунальный грабеж населения лицами, которых вице-премьер А. Хлопонин называл «коммунальными стервятниками», говоря о состоянии дел в ЖКХ края.

При всей очевидной незаконности самого существования «Партнёра», его криминальной сути, крайне опасной для социального равновесия в регионе, ставропольские суды все 12 лет бурной деятельности Д. Захарьящева активно спасают его, камуфлируют, прикрывают мошеннические схемы тем, что не не дают им правовой оценки, выводят за рамки судебного расследования, словом, ведут себя как сообщники – крышеватели, действуя единым фронтом.

Но так вести себя могут те, у кого есть общие интересы. Какие интересы могут быть у жуликоватого «распорядителя» чужих денег Д. Захарьящева и у представителей правосудного сообщества, дающих клятву верности профессии и Кодексу судейской этики перед тем, как впервые надеть черную мантию?

Вот и у нашего автора Раисы Андреевны Абрамовой, наделенной безусловными «контролерскими» и расследовательскими талантами (в силу соответствующего образования, профессии фининспектора, увлечения «судом будущего» и высоких моральных принципов) наконец «отпали последние сомнения» в том, что краевые судьи отчетливо понимают: в лице Захарьящева они спасают коммунально-криминальный «общак».

Но как тягаться с миллионерами захарьящевыми рядовым гражданам, живущим лишь на зарплату и жаждущим наступления высшей справедливости не на небесах, а пока еще здесь, на земле?

Увы, сегодняшнее расследование – почти похоронная музыка для тех, кто наивно верит, что там, на судебной вершине, торжество истины и справедливости наступит с неизбежностью дня и ночи.

Ну а те, кто хорошо понимает наши реалии, изучает судебную практику служителей ставропольской Фемиды, знает характер и повадки конкретных ее персонажей, легко просчитывает и результат обращений граждан к ним за справедливостью.

Они уверены, что главную роль часто играет не закон, а определенный «расклад сил» перед вынесением решения по делу, если оно является «знаковым», соотносимым с большими деньгами или большими связями.

Вопрос, кто из руководства краевого суда будет вести Президиум, какой  судья будет на нем докладчиком по делу, занимает опытных юристов в первую очередь.

Исходя из широко обсуждаемых в юридическом сообществе морально-поведенческих особенностей конкретных вершителей судеб, адвокаты заранее дают своим подопечным точный «расклад» финального результата по их делу.

Сегодня на примере дела о «Партнёре», дошедшем до Президиума краевого суда, уже автор расследования делает свой «расклад» с убийственными выводами.


Раиса Абрамова, лауреат Всероссийской премии «Суд будущего»:

Отпали  последние  сомнения  в  том,  криминальные  схемы  коммунального «общака» в Ессентуках прикрывают краевые судьи.


Публикации-расследования в «Открытой» о незаконной деятельности Ассоциации «Партнёр» под руководством Дмитрия Захарьящева, г. Ессентуки

«Партнёр» шарит по карманам» (№ 49 от 18.12.2013 г.)

«Кто нажмёт на тормоз?» (№18 от14.05. 2014 г.),

«Кто «кочегарит» в коммуналке и за что платят «белошвейкам?» (№ 4 от 04.02. 2015 г.),

«Чистейшей наглости чистейший образец» (№29 от 27.07 2016  г.),

«Распил под грифом Госизмена» (№47 от 30.11. 2016 г.)

«Когда в суд идёт «Партнёр», Фемиду просят выйти за ненадобностью» (№49 от 14.12. 2016 г.)

«Закону как бы смотрят в рот, но делают наоборот» (№45 от 15.11.2017 г.)

Много лет ставропольские суды штампуют решения в пользу Ессентукской ассоциации «Партнер», помогая ей опустошать кошельки граждан.
Проверка Управления Росфинмониторинга по СКФО показала: ее деятельность однозначно незаконна. Материал проверки передан в Генеральную прокуратуру РФ.
С прекращением деятельности коммунального монстра в кармане стервятников останутся огромные деньги, более сотни «партнерских» многоквартирных домов – их гражданам уже никто не вернет! Условия для такого грабительского форс-мажора создавали десятки судей на протяжении многих лет.

Вопрос ребром

«Партнёр» шарит по карманам, кто стоит на шухере?

Слепоглухие судьи – феномен медицинский или уже криминальный?

Я уверенно говорю о судейском крышевании криминальной структуры под названием Ассоциация Товариществ Собственников Жилья «Партнёр» потому, что факты, изложенные мной в вышеприведенных статьях-расследованиях, никем не опровергнуты и опровергнуты быть не могут в силу существующего законодательства, категорически отвергающего даже саму возможность ее появления в правовом пространстве.

Я раз за разом повторяю: у «Партнёра» нет права ни на управление домами, ни тем более на истребование платежей собственников жилья в многоэтажках напрямую на свой расчетный счет.

ТСЖ-пустышки в таких домах, вопреки закону, не имеют расчетных счетов и служат лишь ширмой для формирования криминально-коммунального «общака», из которого, как я уверенно предполагаю, кормятся все «контролирующие организации».

Ассоциации ТСЖ не запрещены законом, но в Жилищном Кодексе определено, что они создаются «для представления общих интересов», но никаких «общих интересов» у «партнерских» ТСЖ нет, никогда не было и быть не может: «партнерские» дома расположены в разных городах и вообще не знают друг о друге.

Все замыкает на себя руководитель ассоциации Дмитрий Захарьящев, результатом деятельности которого стал бурный рост его личного благосостояния, включая появление роскошного дома в курортном Кисловодске.

Спайку судов с «Партнёром» выразил один из читателей в комментарии под одной из моих статей: «Захарьящев так красочно угрожает всем собственникам жилья судебной расправой, как будто судьи состоят у него в штате!»

Этот вывод читателя подтверждаю своим опытом. Пять лет я нахожусь в судах с «Партнёром», но судьи не видят грубейшего нарушения законности, не слышат моих доводов. Лгут напропалую уже пять лет, что «нарушений нет».

Вот скажите: слепоглухие судьи – это феномен медицинский или уже криминальный?

Криминальную бизнес-империю опекают на всех ступенях крайсуда

Под «Партнёром» сотня многоэтажек, в том числе и мой дом в поселке Нежинский Предгорного района, вот почему я и стала упираться, не желая отдавать свои коммунальные платежи в карман мошенникам.

Воевать с «Партнёром» я начала в 2013 году, когда впервые за правовой помощью ко мне обратилась моя знакомая, жительница того же поселка Нежинский Валентина Жукова, чей дом так же подмял под себя «Партнёр»: стал с нее требовать коммунальные платежи на свой расчетный счет и обратился с иском в мировой суд. Так я стала представителем Жуковой по доверенности в суде.

Моей «крестной» на этом тернистом пути оказалась судья мирового суда Предгорного района Ю. Дышекова. Собственно, судьи в процессе, можно сказать, и не было – на аудиозаписи слышны только во всю силу голоса орущие юристы «Партнёра». Они даже в совещательной комнате с Дышековой остались!

Конечно же, мы с Жуковой суд проиграли: ее обязали вносить свои платежи на расчетный счет «Партнёра».

Почти пять лет потребовалось, чтобы в суде уже по следующему иску Захарьящева к Жуковой мы наконец-таки получили вывод коллегии о том, что ассоциация «Партнёр» незаконно собирает деньги собственников на свой расчетный счет, и что платить нужно непосредственно на расчетный счет своего ТСЖ. Законность этого судебного определения окончательно и бесповоротно недавно подтвердил судья кассационной инстанции В. Савин. Боже мой, какое счастье осознавать, что не у всех судей стеклянные глаза!

Но этому решению предшествовали - пять лет(!) общения со слепоглухими судьями, которые перешагивают через закон как через половую тряпку!

За эти годы я убедилась, что «судейские услуги» по выкачиванию денег из кармана граждан в карман беззаконника оказывают абсолютно все мировые судьи Предгорного района – М. Бирабасова, И. Шемигонова, В. Шишкова, З. Журавлева, Т. Моргунова. «Засиливают» их решения и принимают свои уже районные судьи – Р. Власов, Е. Масленников, Д. Поливанов, Н. Дождева.

Ну а перечислить тех, кто «именем Российской Федерации» в пользу ессентукской ассоциации» штампует решения в краевом суде, не хватит газетной площади. Ведь суды идут сплошной чередой, уже почти все судьи гражданской коллегии «при делах» в укреплении криминальной бизнес-империи ее руководителя Дмитрия Захарьящева.

И вот в выматывающем судебном марафоне я добралась, наконец, до вершины судебного «Олимпа» – до президиума крайсуда в составе председательствующего В. Вербенко, судей Е. Шаталовой, Г. Макеевой, В. Песоцкого, А. Кудрявцевой, В. Блинникова и… не увидела ничего нового – все то же неприкрытое «крышевание»! Подробности читайте ниже, право же, это очень интересно.

Почему я так фиксируюсь в этом расследовании именно на роли судов? Потому что действия всех остальных покровителей мошенников разного пошиба можно оспорить в суде! Но если судьи сами в этой же «гоп-команде», то мошенники уже точно могут спать спокойно. Все упирается именно в суды!

В процессы по «Партнёру» судьи закон  категорически не допускали

И вот уже зная про судебную «крышу» «Партнёра», я приняла решение никаким образом не участвовать в мошеннических схемах после того, как ТСЖ и моего дома вошло в ассоциацию Захарьящева.

Я написала председателю своего ТСЖ О. Рудаковой: «Сначала выпишите мне счета, как этого требует Жилищный Кодекс – и вот тогда я буду платить за капремонт и прочие жилищно-коммунальные услуги в ТСЖ своего дома, а не мошенникам из «Партнёра».

Но ТСЖ «партнерских» многоэтажек счетов сроду не выписывали, так как незаконную подмену получателя денег придется высвечивать сразу в счете. В итоге ни одного счета я так и не получила, стала так называемым «протестным неплательщиком», хотя весь «протест» заключался в требовании соблюдать закон!

В 2016 году я ожидаемо получила от своего ТСЖ (читай, от Захарьящева) исковое заявление, в котором с меня требовали уплатить деньги сразу в бездонный карман «Партнёра» за содержание и ремонт общедомового имущества, за капитальный ремонт и за софинансирование установки общедомового счетчика.

Между тем Жилищный кодекс обязывает товарищества собственников жилья учитывать расходы по этим программам строго на спецсчете ТСЖ под контролем муниципальных властей.

К иску были приложены аж два протокола по определению цены софинансирования капитального ремонта, причем суммы в них отличались почти вдвое. Зато отсутствовал протокол по софинансированию установки общедомовых счетчиков. К иску не были приложены ни документы об утверждении тарифов, ни отчеты, ни акты выполненных работ – плати за то, не знаю за что.

Все указывало на то, что «Партнёр» был большой фабрикой производства фальшивок для передачи их в суды, – которая порой давала сбой, путаясь в цифрах и «протоколах».

Дело попало в Предгорный суд к судье Ирине Черновой.

Иск был предъявлен от ТСЖ, у которого нет расчетного счета, соответственно, нет бухгалтерии, нет документов, нет отчетности, нет договоров – все у «Партнёра».

И вот тут начинались сплошные правовые парадоксы, которые судьи заглатывали, не морщась, как витаминки.

«Партнёр», у которого только и можно было получить ответы на все вопросы, участвовал в суде как представитель ТСЖ, но не являлся стороной процесса, и вопросы задавать ему было нельзя, например: куда единовременно списано почти полмиллиона с лицевого счета нашего маленького дома?

Забегая вперед, скажу, что не только у рассматривающей иск судьи Черновой, но и у судов последующих трех инстанций это узнать я так и не смогла!

Я обращала внимание судьи Черновой на базисное нарушение, допущенное в самом начале процесса «совместной деятельности» ТСЖ и «Партнёра»: согласно Уставам сторон, сначала должно быть собрание, на котором ТСЖ принимает решение вступить в ассоциацию, протокол этого собрания передается в ассоциацию, и тогда уже правление ассоциации должно собраться и решить, принимают они нового члена или отказывает ему.

А на каких условиях будет строиться совместная работа – это уже определяется соглашением между ТСЖ и ассоциацией. Но ведь протоколов, доказывающих вступление ТСЖ в ассоциацию, нет!

Я даже подала встречный иск именно по этому вопросу – о недоказанности законности членства ТСЖ в ассоциации и, соответственно, о незаконности соглашения с ним. Но судья Чернова оставила встречный иск без рассмотрения по диковинному основанию: мол, «соглашение не имеет отношения к предмету иска».

Но ведь именно по соглашению деньги дарятся «Партнёру» – как это «не имеет отношения»?! Судья Чернова удовлетворила все денежные хотелки Захарьящева даже по фальшивым протоколам. Я, естественно, подала на ее решение апелляционную жалобу.

Как апелляционная коллегия камуфлировала беззаконие

В апелляционной жалобе на решение судьи Черновой я привычно просила коллегию дать оценку своим доводам:

– ассоциациям запретили управлять домами еще в 2011 году, почему она продолжает управлять?

– ТСЖ по закону должно иметь свой расчетный счет, почему он работает без расчетного счета?

– аккумулировать деньги других юрлиц нельзя без банковской лицензии или без специального счета платежного агента. На каком основании «Партнёр» требует деньги на свой расчетный счет?

И наконец базовый довод, которым суд должен был не только решительно прекратить практику перечисления денег граждан «Партнёру», (читай, в карман Захарьящеву и прочих участников криминальной разводки), но и передать документы в правоохранительные органы по факту данного преступления:

– ТСЖ не может вступить в ассоциацию «явочным порядком», его прием должно утвердить решение правления «Партнёра», а его не было!

Далее я перечисляла суду кучу других «мелочей»: про отсутствие счетов на оплату, про «левые» доверенности, про явные фальсификации, про отсутствие отчетности и т.п. – доводов на 11 страницах. Практически КАЖДЫЙ из этих доводов являлся самостоятельным основанием для отмены судебного решения.

Но добро пожаловать в реальный мир! Коллегия, правда, уменьшила сумму долга ввиду явной липовости протоколов по ремонтам и счетчикам, убрала пени, и - внимание! – предусмотрительно(?!) убрала из резолютивной части решения платежные реквизиты «Партнёра».

Но при этом в определении коллегии я получила привычное «доводы Абрамовой не подтвердились». Камуфляжные прыжки коллегии (пустячок признаем, главное – скроем) вышли для меня боком. Из-за лукавых двусмысленных формулировок мне выписали ДВА исполнительных листа, по одному я должна платить ТСЖ, по-другому – «Партнёру»! При этом коллегия умолчала и о том, чтобы снять с начисления уменьшенные суммы, то есть долг продолжал копиться по нарастающей. По факту на меня трижды «повесили» одну и ту же сумму!

Слушайте, людей принимали в судьи не за то, что они хорошо танцуют в балете, а за то, что они знают законы и требуют их исполнения. И где все это?!

Разумеется, я подала теперь уже кассационную жалобу.

За 4 месяца кассационная «гора»  родила уродливую «мышь»

Кассационную жалобу я подала в начале сентября 2017 года, вновь повторив свои доводы, на которые «не обратила внимания» коллегия. А рассмотрена моя жалоба была аж 18 января уже этого года, то есть вместо положенных двух месяцев прошло четыре. Почему же так надолго «зависла» судебная верхушка края?

Казалось бы: вот доводы кассационной жалобы, каждый довод подкреплен ссылкой на закон. Ошибается кассатор в трактовке закона? Судья кассационной инстанции должен дать оценку каждому доводу: мол, не тот закон применяет кассатор или неправильно его трактует.

Не скрою, я с любопытством ждала, что же получу в ответ на свою жалобу, все доводы которой и сейчас считаю бесспорными. По крайней мере ни один из моих доводов не опровергнут судьей Еленой Шаталовой, принявшей определение о передаче жалобы на рассмотрение президиума крайсуда. Но ни один и не был рассмотрен! Так что же она написала в определении при передаче дела в президиум?

Заняв привычную «слепоглухую» позицию, судья Шаталова проигнорировала все мои доводы, но неожиданно сослалась на постановление Пленума Верховного суда о рассмотрении дел в судах апелляционной инстанции, а конкретно – на 29-й пункт.

В нем говорится о следующем: если при апелляционном рассмотрении будет установлено, что какой-либо вопрос исследован неполно судом первой инстанции, и это могло привести к неверным выводам, то коллегия может поставить вопрос об истребовании дополнительных доказательств у сторон процесса для прояснения этого вопроса.

А вот этого, по мнению судьи Шаталовой, коллегия-де и не сделала, а конкретно – не истребовала вот эти самые базовые протоколы о желании ТСЖ вступить в ассоциацию, и протокол правления ассоциации о приеме нового члена. Мол, вот только этих-то решений правления и не хватает для вынесения справедливого и законного вердикта!

«Но и что же тут не так?» – спросит меня читатель. А дело в том, что после 29-го пункта следует 30-й, где прямо говорится о том, что дополнительные доказательства можно истребовать у стороны процесса только тогда, если коллегия установит, что эти документы не могли быть предоставлены в суде первой инстанции.

Вот про этот пункт и умалчивает судья Шаталова, а в дальнейшем умалчивает и сам президиум, относясь к тексту постановления Пленума Верховного суда, как к меню в ресторане: этот кусочек (отрывочек) мне нравится и я его возьму в решение, а этот, который не прожевать, ни проглотить, – выброшу.

Между тем, читая материалы дела, члены Президиума знали, тем более это знала Шаталова, что я запрашивала эти документы в суде первой инстанции, но их-то не было в природе! А раз их не было, как можно было Шаталовой ставить вопрос об их истребовании при новом рассмотрении?!

Зачем она это делала? Ответ на поверхности: судья давала ясную подсказку Захарьящеву: мол, принеси ты эти злосчастные протоколы и на остальное мы закроем глаза. Президиумом было сделано все, чтобы именно эти, незаконные протоколы легли в основу пересмотра решения в апелляционной инстанции. «Чертеж» будущего решения при пересмотре жалобы мне был уже совершенно ясен - «указания от президиума» были завуалированы туманом мутных формулировок.

«Рулевой» процесса г-н Вербенко выдал себя с головой

Я понимала, что судья Шаталова, задавшая направление движение процесса в нужном для «Партнёра» направлении, скорее всего, не была ключевой фигурой, принявшей это решение.

Но получилось так, что «рулевой» процесса сам себя выдал с головой: председательствующий на процессе судья В. Вербенко неожиданно прервал заливавшегося соловьем Захарьящева словами: «Не нужно повторять то, что вы писали в своей кассационной жалобе!»

Но ведь эту жалобу не пропустили в Президиум – откуда же заместитель председателя суда по уголовным делам назубок знает содержание жалобы по гражданскому делу, которая давным-давно была возвращена заявителю?

Да эта жалоба вообще к «уголовнику» Вербенко вообще не должна была в руки попадать! Но ему часто попадали в руки дела «не его профиля», но с большими возможностями услужить нужным решением нужным господам или дела с высокой экономической составляющей, ломавших предыдущие решения.

Но вернусь к своему процессу: после странных слов Вербенко, обращенных к Д. Захарьящеву с просьбой «не повторяться», не менее странным показалось мне то, что никто из членов президиума не сказал: «А я не видел эту жалобу, пусть изложит свои доводы, хочу их услышать».

Они что, вместе обсуждали этот документ, которого вообще нет в гражданском деле?! Невольно возникает мысль – не превращается ли судейский Олимп в подобие Лысой горы, на которой собираются тайные сходки с «решалами»?

Я говорила членам президиума: Шаталова виртуозно «потеряла» все мои остальные доводы на 11 страницах?! Но трогательно озаботилась подсказкой Захарьящеву: мы вернем дело на новое рассмотрение в апелляционную коллегию, а ты там приобщи еще пару фальшивок, про которые мы тебе подсказали, и тем самым создашь имитацию законности решения Черновой!

Не знала я, смеяться или плакать, когда после этих моих «предсказаний» Захарьящев достал эти две фальшивки и тут же попытался всучить их президиуму. Похоже, этот шаг с президиумом был согласован, но поскольку этот хитрый ход я минутой назад озвучила, то приобщить их все-таки не рискнули.

Но сценарий Шаталовой Президиум утвердил полностью. Но каков же спектакль, срежиссированный Вербенко с такой надменной небрежностью, что было не просто горько, но очень противно – ведь передо мною сидела краевая судейская элита!

Апелляционное решение буду получать в перчатках

Итак, дело из кассации снова попадает на повторное рассмотрение в апелляцию в составе судьей О. Быстрова, Т. Тепловой и О. Ситьковой, где все прошло в полном соответствии с заранее утвержденным на Президиуме сценарием. Захарьящев заявил, что желает приобщить дополнительные возражения.

К этим возражениям как раз и были прицеплены те самые вожделенные протоколы, на которых строился весь сценарий. Эти дополнительные возражения вручили и мне, но без протоколов, сообщив, что они поступили «в одном-де экземпляре» и, мол, суд мне выдаст копии. Ни копий не дали, ни единой минуты для прочтения возражений не дали – погнали процесс дальше.

Протаскивая за уши новодельные фальшивые «протоколы» для доказательства «законности» соглашения между ТСЖ и Ассоциацией, судьи должны были дать оценку: а согласуется ли это с нормами закона? Там же живого места нет!

Но коллегию такие «мелочи» не интересовали, все было согласовано заранее: буквально несколько секунд «посовещались» в совещательной комнате и вынесли вердикт: оставить в силе решение суда первой инстанции. Да-да, то самое, с отсутствующим протоколом по счетчикам и двумя разными протоколами по капремонтам. Весь фальшак бестрепетно признали законным «именем Российской Федерации»!

Не знаю, как чувствовали себя члены коллегии, оставляя в силе решение судьи Черновой, в котором утверждалось, что соглашение не имеет никакого отношения к предмету иска, что «Партнёр» не является стороной процесса, что никаких документов от него суд истребовать не может! Но вот теперь коллегия, сделав двойной кувырок через голову с переворотом, истребует протокол именно у этой «не стороны процесса», и именно по этому соглашению, которое «не имеет отношения к делу».

И все это для того, чтобы оставить в силе решение, где этой стороны процесса нет, и где соглашение признано не имеющим отношения к предмету иска!

Такого безумия, а точнее правового бесстыдства в судебных решениях я еще не встречала! Так что дурно пахнущее определение коллегии из чувства неодолимой брезгливости придется забирать в перчатках.

Разумеется, я подала заявление на разъяснение этого судебного решения, содержащего сверхциничные правовые кульбиты, а потом, проделав неближний путь из своего поселка в Предгорном районе, приехала на его оглашение в краевой суд, что на улице Осипенко. Меня почти полдня продержали в ожидании, заслушали последней, чтобы объявить в течение минуты об отказе в разъяснении.

Почему отказано, понятно: ни один краевой судья не в состоянии что-либо по этому решению «разъяснить», потому что пришлось бы признать, что закон откровенно коллективно попирается самими хозяевами этой «святой обители богини правосудия».

За то, что посмела указать судьям на творимое беззаконие, не упустили шанс поизмываться таким вот дешевым, но чувствительным способом! А мы тут еще рассуждаем о судейской этике. Какая, к черту, этика в делах о мошенничестве незаконной структуры, которая несет золотые яйца своим ее создателям и опекунам-покровителям в черных мантиях.

Как на грубых фальсификациях «спалился» судья Олег Быстров

Поскольку злополучные протоколы (те, которых не было в природе, но судья Шаталова подсказала Захарьящеву добыть их и приобщить) суд мне так и не выдал, я осталась на второй день знакомиться с делом. И, боже, что же я изумленно вижу?

«Дополнительные возражения», которые Захарьящев картинно приобщал на судебном заседании 6 марта, давно подшиты в дело, на них стоит штамп канцелярии суда от 13 февраля. Почему же мне их суд не предоставил, не послал?!

Но еще наглядней получилось с протоколами: это передо мной коллегия разыграла сцену, заверяя, что Захарьящев приобщил их на судебном заседании как приложения к «дополнительным возражениям».

В действительности же их истребовала и давным-давно подшила в дело сама коллегия, причем без вынесения судебного определения. Председательствующий судья Олег Быстров действовал тайно, как «дер партизанен», но спалился по полной.

Мало того, я увидела в приобщенной фальшивке «протокола ТСЖ», что я, оказывается, была тогда председателем счетной комиссии! Да я на тот момент не то что членом ТСЖ – я еще и собственницей жилья-то не была!

Они что, рассчитывают, что я утрусь этим фальшаком? Зря рассчитывают, подам заявление о преступлении – фальсификации доказательств в деле.

В определении русским по белому написано, что эти дополнительные протоколы коллегия истребовала «по указанию Президиума», то есть, по указанию уже упоминаемого Вербенко. Вот так новость! Никто не может давать указания судьям, даже Президент страны, а ставропольские судьи и не скрывают, что получают указания!

Президиум только дает толкование законов для коллегий, но в определении высшей краевой инстанции «вербенковского состава» как раз-таки толкования и нет, но ею явно была поставлена задача – пропихнуть в дело «протоколы судейских мудрецов», и на этом основании снова назвать черное белым.

Судьи пониженной социальной ответственности

Стало летучим выражение нашего Президента про девушек определенного сорта как про девиц «пониженной социальной ответственности». Мне кажется, что для этих девиц давно придуманы другие эпитеты, а вот про пониженную социальную ответственность судей стоит поговорить.

Обращаю внимание читателей, что описываемые события по моему делу разворачивались через полгода ПОСЛЕ того, как точно по такому же иску к Жуковой было вынесено определение суда, что «Партнёр» незаконно собирает деньги, что каждое ТСЖ должно иметь свой расчетный счет, и что платить нужно именно своему ТСЖ. Что ж для меня-то суды снова растопыривают карман «Партнёра», почему именно в моем случае судьи читают законы задом наперед? О какой законности тут можно говорить?!

Еще в 2015 году председатель крайсуда Е.Б. Кузин говорил о недопустимости ситуации, когда «правая сторона коридора принимает одни решения, а левая – противоположные».

Но справа-слева от коридора хотя бы сидели разные коллегии, а в этом-то случае противопроложные суждения выносят судьи единственной кассационной инстанции! И все это «Именем Российской Федерации»!

Крайсуд идёт стеной на Росфинмониторинг и Генпрокуратуру. Кто кого?

Мне кажется, что Ставропольский край может стать убедительной иллюстрацией расследования, опубликованного в одной из федеральных газет. В ней подробно описывается технология по захватыванию неистощимого коммунального «пастбища» губернаторами разных регионов страны.

Схема расписана на примере республики Коми, чей руководитель В. Гайзер задержан по обвинению в мошенничестве на фантастические суммы.

Коми – небедный нефтяной край, но тем не менее первые лица неизменно подминают под себя коммуналку, которая по левым доходам если не превышает, то равна нефтянке. Что уж говорить о Ставрополье, где именно коммуналка дает бешеные неучтенные деньги стервятникам.

И если щедрая часть их уходит на «благодарности» крышевателям, использующих для этой цели госресурс должностных возможностей, то стервятники могут спать спокойно, уткнувшись рылом в кучу награбленных у населения денег.

Более сотни публикаций в «Открытой» посвящены разоблачению схем коммунальных мошенников, которые всегда выходят сухими из мутной воды. Но схемы «Партнёра» – прямо-таки черный бриллиант в короне краевой коммуналки ровно потому, что собирать коммунальную «дань» Захарьящев  имеет право, а отчитываться по собранным деньгам он никому не обязан, разве что своим «кураторам».

И уже больше 10 лет ставропольские суды стоят «враскоряку», узаконивая эту дикость, раз за разом подтверждая факт собственной пониженной социальной ответственности.

А на днях я получила ответ из Управления по Росфинмониторингу СКФО, где зафиксированы два факта:

– деятельность «Партнёра» по сбору денег на свой расчетный счет производится в нарушение ФЗ -103 о деятельности финансовых агентов,

– «Партнёр» фактически занимается деятельностью управляющей компании, которая была запрещена ассоциациям еще в 2011 году.

Но именно об этих моментах я талдычу судам уже шестой год, но меня они не слышат, фальсификаций не видят, а на законы плюют.

Учитывая крайнюю важность вопроса, Управление Росфинмониторинга направило материалы в Управление Генеральной Прокуратуры по СКФО, где обязаны справиться с болезнью глухослепоты, внезапно настигающей конкретных судейских персон в «партнерских» делах. Вот тут и уместно будет процитировать нашего Президента: «Вы не хотели нас слышать тогда? Ну так послушайте теперь!».

Кипучую деятельность «Партнёра» по закону может прервать и прокуратура, и Центробанк, но во что это выльется? Все деньги тысяч граждан у «Партнёра», вся документация у него, все договоры заключал он, все электронные ключи для электронной отчетности у него – ТСЖ-пустышки останутся с голым гм… торсом.

Если граждане поймут, сколько лет их обирали, сколько они потеряли того, что принадлежит им, — не исключено, что выйдут и на площади. Они поймут, что если бы суды не холили и не лелеяли метастазы раковой опухоли, разросшейся в «теле» ставропольского ЖКХ, все давно бы вошло в берега законности, как это давно(!) произошло в других регионах!

Судьи, разоряя простых граждан и обогащая обманщиков и мошенников, знают, что это не грозит им никакой материальной ответственностью.

А вот о моральной и о дисциплинарной ответственности, об умалении судебной власти самими ее служителями мог бы вынести свое суждение президиум крайсуда, если бы сам не оказался активным участником неприличного действа - вот что самое страшное в этой ситуации. Поэтому моральную оценку пока дает только гражданское общество - имеет право.

Раиса АБРАМОВА,
руководитель краевого общественного
движения «Народная инспекция»,
бывший ревизор Приморского
крайфинуправления,лауреат и призер
Всероссийского конкурса «Суд будущего»
 


Поделитесь в соц сетях


Комментарии

fkbyf алина (не проверено)
Аватар пользователя fkbyf алина

Ну что же- настойчивость автора - Раисы Абрамовой - достойна восхищения!

Ивашка (не проверено)
Аватар пользователя Ивашка

А где же дифирамба Кузину? Неужели он смог такое позволить? Какой ужас. Все делают вид, что никто не знает, какому конечному бенефициару это выгодно.

fkbyf алина (не проверено)
Аватар пользователя fkbyf алина

Очень хотелось бы- чтобы была организована встреча Евгения Кузина и автора газеты Раисы Абрамовой - где бы он дал разъяснение ситуации с "Партнером" и связанными с этим судьями и его профессиональные оценки происходящего прочитать в газете!

Раиса (не проверено)
Аватар пользователя Раиса

Шаталова подала в отставку! Счастье-то какое!

Добавить комментарий